|

Закулисные действия в Сирии

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Владимир Алексеев,
В свое время Саудовская Аравия, Катар и Турция получили название «треугольник смерти» и весьма тесно координировали свою деятельность на территории Сирийской Арабской Республики с ЦРУ США. Главную роль в этом альянсе поначалу играл премьер-министр Катара Хамад Бен Джассем Аль-Тани (с конца июня с.г. – уже бывший) и саудовский принц Бандар Бин Султан, возглавивший в середине июля с.г. секретные службы Саудовской Аравии. Именно они вплоть до мая с.г. реализовывали все финансовые и военные планы в отношении Сирии…Бандар Бин Султана называют самым влиятельным иностранцем в США. Известно, что он финансировал операции контрас в Никарагуа, наёмников в Афганистане, Боснии, Ливии и чеченских боевиков в России, а теперь – сирийских террористов. Именно он подозревается в участии в организации в Дамаске теракта, унёсшего жизни четырёх сирийских высокопоставленных военных руководителей, и стоит за провокациями с применением зарина против мирного сирийского населения.

Но если Саудовская Аравия и Катар всегда действовали в основном «из-за кулис», хотя особенно и не таились, но формально отдавая предпочтение политическим играм в виде формирования коалиции сирийских оппозиционных сил и создания правительства «в изгнании», а также «обрабатывая другие арабские страны», то Турция взяла на себя все «грязные» военные операции. Именно здесь дислоцируются сирийские боевики во главе с так называемой Сирийской свободной армией (ССА), командный центр которых находится в городе Адана на юге Турции, в 100 км от границы с Сирией. Отсюда координируется оказание поддержки боевикам и террористам в САР. Турция снабжает «Свободную сирийскую армию» не только стрелковым оружием, но и переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК) и противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР). В соответствии с «директивой» президента США командный центр боевиков в Адане контролируется ЦРУ; рядом с командным центром расположена американская военная база Инджирлик. Поэтому к «треугольнику смерти» можно смело приплюсовать и четвертого участника в лице США.

С начала августа с.г., с объявлением о подписании Бараком Обамой распоряжения, разрешающего ЦРУ и другим американским спецслужбам оказывать помощь боевикам «Сирийской свободной армии» в свержении Башара Асада, неофициальная военная поддержка мятежников приобрела законный статус. В конце июля правительство США создало новую структуру, базирующуюся в Вашингтоне — «Группу поддержки Сирии» (ГПС), которая получила от Министерства финансов США лицензию, позволяющую ей непосредственно предоставлять сирийским боевикам финансовую, информационную и логистическую поддержку, а также оказывать иные услуги, оказание которых в прочих случаях запрещено. Утвержден и список «получателей» американского оружия. Это якобы позволит организовать поставку оружия намного более эффективно, нежели это делается Катаром и Саудовской Аравией.

С конца сентября с.г. в среде сирийских боевиков идёт активное дробление вооружённых формирований по идеологическому признаку, как минимум на три крупные группы. Первая, «Сирийская свободная армия» (ССА), в командовании которой преобладают дезертиры, всякого рода отъявленные рецидивисты. ССА в качестве своей «политической витрины» рассматривает американскую «Группу поддержки Сирии», которая и обеспечивает ей щедрые финансовые вливания. Вторая группа — «Национальный совет Сирии» (НСС), представленный в основном диссидентами и политическими неудачниками, давно покинувшими страну. НСС живет и существует благодаря финансовой помощи Катара. Третья группа — сирийская ветвь «Братьев-мусульман», дистанцировавшаяся от НСС и создавшая независимые от ССА военные подразделения. К настоящему времени они все уже вошли в конфликт друг с другом, при этом активнее всех усиливаются ваххабитские группировки, называющие себя «воинами джихада». В итоге разделились и спонсоры сирийских боевиков: Сирийскую свободную армию – через ГПС финансирует США, Национальный совет Сирии – полностью живет на деньги Катара, а сирийскую ветвь «Братьев мусульман» — щедро финансирует Саудовская Аравия.

Свою карту в событиях в Сирии разыгрывает и Турция, которая, хоть и серьезно умерила свои амбиции в последнее время, но в начале конфликта чуть ли не открыто декларировала необходимость воссоздания нео-османской империи с Анкарой во главе. В результате получила щелчок по носу от Саудовской Аравии, которая, дабы умерить чрезмерную строптивость «союзника», спровоцировала в июне с.г. в Стамбуле и других крупных городах Турции мощные выступления против премьер-министра Эрдогана. С Катаром и его зарвавшимся премьер-министром в Эр-Рияде поступили еще жестче, просто выбросив его в конце июня с.г. на политическую помойку, предварительно отстранив от власти эмира Хамада и посадив на трон его еще не созревшего к роли лидера среднего сына Тамима. А ведь поначалу «нерушимый треугольник» казался монолитным! Только вот одного не учли партнеры Саудовской Аравии – ее влияние на Вашингтон, прежде всего финансовое, гораздо важнее роли газового «карлика», коим является Катар, и регионального места Турции, которой отводится основное место на Кавказе и в Центральной Азии, но никак не на Ближнем Востоке. Тем более что КСА – основной поставщик нефти на мировой рынок. Так что с лета с.г. отчетливо виден раскол внешних спонсоров сирийской войны на два лагеря. А это вызвало смятение в рядах антиасадовской оппозиции. Соперничество между двумя региональными осями — Турцией и Катаром, с одной стороны, и Саудовской Аравией, поддержанной США, с другой, фактически привело к трещине в рядах сирийской оппозиции. А борьба за деньги и оружие только усиливает растущее напряжение между двумя лагерями. Катарско-турецкая ось поддерживает «Братьев-мусульман», тогда как саудовскую ось поддерживают Соединенные Штаты», которые делают ставку на светские и умеренно-религиозные круги оппозиции, а не на оголтелых боевиков-террористов типа «Джабхат ан-Нусра» или же «Исламское государство Ирака и Леванта», фактически – филиалов «Аль-Каиды».

Катарское оружие попадает в Сирию через Турцию в руки группировок, связанных с «Братьями-мусульманами» и группировками «Аль-Каиды», в том числе состоящих в основном из иностранных наемников. Саудовцы тем временем вооружают дезертиров из сирийской армии, опасаясь растущего влияния радикального ислама. Но наиболее одиозно здесь то, что именно полусветская Турция, а не саудовское ваххабитское королевство, является главным спонсором исламистских элементов в Сирии. Соединенные Штаты поддерживают линию Эр-Риада, и саудовское оружие поступает в Сирию через Иорданию. Джихадистов — радикалов, типа «Джабхат Аль-Нусры», помимо Катара, поддерживают индивидуальные спонсоры и организации, базирующиеся в других странах Персидского залива — в Кувейте и ОАЭ.

В медийной войне вокруг Сирии также разделение: соревнуются катарская «Аль-Джазира» и саудовская «Аль-Арабия». Оппоненты Хитто выступают в «Аль-Арабии», а «Аль-Джазира» расписывает, с каким «энтузиазмом» встречали «премьера в изгнании» в Алеппо боевики «Лива-ат-Таухид», близкой к «Братьям — мусульманам» группировке.

Надо сказать, что еще с самого начала «арабской весны» происходит серьезное соперничество между Саудовской Аравией и Катаром, особенно в Египте. Доминирование «Братьев-мусульман» во всех странах, которые пали жертвами «весны», очень сильно беспокоило Саудовскую Аравию. Именно поэтому там обрадовались, когда президента Мохаммеда Мурси в августе с.г. сбросили военные. Конечно, проблема состоит вовсе не в «поддержке радикальных элементов» соперниками Эр-Рияда. Ведь ваххабитская Саудовская Аравия поддерживает салафистские группы, которые являются еще более радикальными, чем «Братья-мусульмане». Реальной проблемой является достижение превосходства в политическом влиянии.

С тех пор, как сирийский кризис превратился в полномасштабную войну с помощью провокаций различных иностранных сил, в расколе этих сил Турция открыто примкнула к Катару. Видимо, Доха больше заплатила Анкаре, чем другие. Да еще и газом поманила. Формирование этих двух «блоков коалиций» — Катара и Турции, с одной стороны, и Саудовской Аравии, Иордании и Объединенных Арабских Эмиратов, с другой, обострилось до такой степени, что привело к различным кровавым операциям — например, к загадочным взрывам в турецком городке Рейханлы 11 мая с.г., когда был убит 51 человек, но почему-то это было по большей части проигнорировано турецкими СМИ. Турецкий премьер Эрдоган обвинил во взрывах сирийское правительство, не приведя каких-либо доказательств. А турецкий «коллектив» хакеров RedHaсk утверждает, что турецкая разведка знала заранее, что сирийская джихадистская группа «Джабхат аль-Нусра» готовила к взрыву внутри Турции три заминированные машины. Причем Эрдоган отправился в США, не посетив Рейханлы, чтобы выразить соболезнования семьям жертв взрывов. Зато в предыдущие недели лидеры трех арабских стран посетили Вашингтон: король Иордании Абдалла II, Мохаммед бен Заед бен Султан Аль-Нахайян, наследный принц Объединенных Арабских Эмиратов, и саудовский министр иностранных дел Сауд Аль-Фейсал. Двумя «игроками», на которых пожаловались эти страны, стали Турция и Катар. Эти две страны посылают огромные суммы денег, оружия и боеприпасов исламским организациям, особенно группам, связанным с «Братьями-мусульманами», без координации с другими игроками сирийского конфликта.

А тут еще одно загадочное кровавое происшествие — 5 мая с.г., когда террорист-смертник напал на катарскую автоколонну в Могадишо, столице Сомали. Когда взорвались бомбы, в Сомали с визитом находилась катарская делегация. Катарский министр внутренних дел также входил в делегацию, но якобы его не было в колонне. Правда, чуть позднее ливанская газета «Ад-Дияр» заявила, что во время атаки был убит глава катарской разведки Ахмед Насер бен Касим аль-Тани. Согласно «Ад-Дияр», в ноябре 2012 года премьер-министр Катара Хамад бен Джабер аль-Тани и его глава разведки провели встречу с главой «Моссада» Тамиром Пардо и израильским премьер-министром Беньямином Нетаньяху. На этой встрече обсуждался план убийства сирийского президента Башара аль-Асада. Во время встречи израильский премьер увязал участие своей страны в этой операции с признанием Израиля Советом по сотрудничеству стран Персидского залива (СССПЗ) после свержения Асада. Глава катарской разведки, как известно из его близкого окружения, мечтал захватить Дамаск и сотрудничал с Израилем для реализации этой мечты. Согласно «Ад-Дияр», аль-Тани был и тем, кто отвечал за координацию переброски йеменских джихадистов в Сирию после того, как их обучил американский спецназ в Катаре.

Но кто стоял за взрывом в Могадишо? В Сомали есть только одна группа, которая может провернуть такую крупную и профессиональную атаку с использованием двух автомобилей с пластитом: связанная с «Аль-Каидой» группировка «Аш-Шабаб». Пока неясно, действительно ли аль-Тани погиб во время этой атаки. Но совершенно точно, что на него покушалась «Аль-Каида». На заднем плане этой последовательности событий, которые распространились и на Африку, откровенно просматривается соперничество между осью Турция-Катар и Саудовской Аравией.

Саудовцы через принца Бандара еще в августе с.г. представили США свои действия по отношению к сирийской оппозиции, открестившись от ее наиболее радикального крыла, как обуздание радикальных исламистских групп. Другой частью этой операции было решение осуществлять передачу оружия боевикам в Сирии через Салима Идриса, главу верховного военного совета СНК. Итак, с одной стороны, саудовцы берут под контроль «Братьев-мусульман», а с другой стороны, они за 3 месяца до этого посылают Катару «сообщение» посредством бомб «Аль-Каиды» в Сомали. И в довершение всего этого — взрывы в Рейханлы.

Таким образом, на сегодня вырисовывается достаточно своеобразный альянс – треугольник уже не в форме Саудовская Аравия – Турция – Катар, а в составе США-Саудовская Аравия – «Аль-Каида». Именно эти силы являются сейчас основными борцами против сирийского режима, не считая, разумеется, местных мятежников. Однако цели у каждого из этих игроков разные. Если Соединенные Штаты стремятся уничтожить последний независимый режим в арабском мире, по возможности обезопасить от химоружия своего союзника – Израиль, а также как можно ближе «продвинуться» к Ирану, лишив Тегеран единственного арабского союзника, то Эр-Рияд вынашивает планы ваххабитского доминирования в регионе. Саудовской Аравии необходимо, прежде всего, устранить влияние Ирана и Сирии, вытеснить их из регионального политического пространства. Однако содействовать безопасности Израиля и обеспечивать геополитические интересы Соединенных Штатов саудовское королевство готово лишь до тех пор, пока это не затрагивает его собственные интересы. Вряд ли в планах у саудовской монархии записано строительство демократии в Сирии. Тем более, что собственный режим в королевстве Аль Саудов далек от демократии лет так на 300.

Но если США и КСА вполне могут найти точки соприкосновения, то цели третьего члена альянса, «Аль-Каиды», кардинально отличаются от того, что декларируют эти два государства. Уже сейчас боевики и их руководители заявляют о построении на территории Сирии исламского государства, управляемого на основе законов шариата, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Более того, в своем единственном заявлении, касающемся Сирии, лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири сказал о том, что противникам режима Башара Асада следует бороться не только с сирийским президентом, но и со странами Запада. Соединенным Штатам следует задуматься, не изберет ли «Аль-Каида» своей целью после ухода войск НАТО из Афганистана именно Вашингтон. А что до строительства демократии в Сирии, привлекающего столь пристальное внимание европейских и американских политиков, то оно, по всей видимости, уже «откладывается» — сторонники «исламского государства» на базе шариата уже преобладают, как в рядах иностранных наемников, оплачиваемых США и ваххабитами Аравии, так и среди самих сирийских оппозиционеров.

Leave a Reply