|

Юрий Кофнер: «Не хочу легкой жизни в Европе»

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (10 votes, average: 1,30 out of 7)
Загрузка...

Второкурсник Юрий Кофнер, который уже основал одну из самых преуспевающих студенческих организаций МГИМО – Совет Землячеств, теперь создал Клуб Евразийской интеграции. Между тем, он, немец, приехавший в Москву учиться, называет себя патриотом России. Главное, о чем мечтает Юрий, – это созидать, причем в России и для России.

Почему ты здесь?

Это, наверное, странно, ведь мои родные в Мюнхене, а я один здесь в Москве. Притом, что у меня хорошая семья и мне все было дано с детства. Но имея такие основы, я не хочу легкой жизни в Европе. Получать стабильную зарплату, знать, что законы меня защищают – это не интересно. Если бы я собирался жить в Евросоюзе, я бы и учился там. Но я выбрал Россию. Мне хочется в будущем остаться здесь и попытаться улучшить что-то, заниматься благим делом. Я мечтаю наладить тут производство. Хочу заниматься возобновляемыми источниками энергии. В них ведь будущее, энергетика – основа любой экономики. Все это звучит наивно, но во мне действительно появилось патриотическое чувство к России. Мне кажется, что русским может быть и негр, если он любит русскую культуру. И он гораздо ближе к России, чем тот, кто мечтает уехать из этой страны. Но раз многие способные люди уезжают отсюда в Америку или в Германию, значит, будет спрос на тех, кто сюда приезжает. Иначе здесь была бы пустыня. А в историю никогда не войдет человек, который просто хотел с комфортом жить, где бы то ни было. Хоть у меня нет такой цели – войти в историю, но больше всего я хочу творить. Для меня важно ощущать движение, работу мысли, пассионарность, как называл это один из столпов евразийства Лев Гумилев. И я стараюсь жить именно созидательной энергией, а не разрушительной, не сидеть без дела.

Как ты понимаешь евразийство?

Я разделяю это понятие на две части: сакральную философию, которая рассматривает соотношение личности и общества, и ту, что касается вопросов интеграции. Это и идеология, и философия, и геополитика, и география, которая больше всего подойдет России с ее мировоззрением и политикой в отношении стран СНГ. С момента создания этих идей в белой эмиграции, взгляды претерпели изменения. Сначала евразийство было следствием того, что люди понимали историческую необходимость создать СССР. И переломный момент в развитии идеологии евразийства – это момент его распада. Ведь Советский Союз мог бы превратиться в  Евразийский союз – в тех же границах, но без коммунизма, интернационализма, деспотизма и народы бы получили право на самоопределение. Перед смертью Лев Гумилев сказал, что в будущем Россия возродится только как евразийская держава. То есть  евразийство сейчас обращается уже не только к вопросам взаимодействия личности и общества, но и к воссозданию союза в новом качестве, понятию общего сверхэтноса и интеграции. Для меня же евразийство – это и образ жизни, и особенная философия, которая проникает во все, это любовь и к ближнему, и к далекому, это дружба между людьми, между национальностями, это взаимопонимание и равноправие.

Откуда у европейца такой интерес к евразийству?

Я русский-немец – мой папа русский, а мама немка. В России я только четыре года, но она уже стала моей Родиной. И чем дольше нахожусь тут, тем больше убеждаюсь, что именно здесь хочу жить, работать и создавать семью. Я люблю эту страну, несмотря на ее проблемы, которые, я верю, исправимы: и коррупцию, и чиновничий произвол, и слякоть на улицах, которая тоже всех мучает. Когда только приехал из Германии, не просто не думал о евразийстве, а даже не знал толком, какие страны существуют на постсоветском пространстве. Не удивляйтесь: средний европеец может жить, даже не слышав о такой стране, как Азербайджан. А сейчас я все больше общаюсь с людьми из стран бывшего СССР. Мне хочется лучше понимать этих ребят и их страны. Меня очень тянет узнать, что общего между ними, какие отношения развиваются между народами. А главная сейчас проблема России и ее руководства в отсутствии национальной идеи. Да, в конституции прописано, что это государство без идеологической основы, но такой постулат выдвигали в 90-х, когда от коммунизма все устали. А сейчас становится понятно, что это в некотором смысле смертный приговор для такой особенной и многонациональной страны, как Российская Федерация. Этой проблемой нужно заниматься. Клуб евразийской интеграции в нашем институте был для меня идеей, которую очень хотелось воплотить в жизнь.

Зачем в МГИМО клуб Евразийской интеграции?

Сейчас растет интерес к идеям евразийства и потребность в них, а в МГИМО все еще не было организации, которая объединила бы студентов и преподавателей, интересующихся этими вопросами. Евразийский клуб стал площадкой для обсуждения этих тем в нашем институте. Это главное, потому что, когда много мотивированных людей собирается вместе, их энергия увеличивается в разы. В МГИМО есть и кафедра Европейской интеграции, и Европейский учебный институт. А Евразийских организаций почему-то не было, хотя такая постановка вопроса гораздо важнее, и предполагает внимание к тем же проблемам, но взгляд с противоположной стороны. Евразийство утверждает, что в нашем общем пространстве и азербайджанец, и казах, и таджик, и русский, и финно-угр – все одна семья. Для меня лично даже не стоит вопрос, нужна ли евразийская интеграция.  И со славянскими народами, и с тюркскими, и с народами Закавказья нужно обязательно развивать дружественную политику. А для этого важно изучать своего партнера. И Путин, и Медведев поддерживают идеи евразийства и говорят о необходимости создавать лучшие отношений с постсоветскими странами.

Чему научится студент благодаря Клубу?

В первую очередь, чувству общеевразийского патриотизма и видению себя в ойкумене со всеми другими народностями. Кем бы человек потом не стал: дипломатом, политиком, бизнесменом или просто родителем прекрасных детей, – он обязательно будет помнить, что мы живем в едином пространстве, и являемся единой семьей. Плюс он получит и опыт, и знания в сфере, которая его интересует. И, конечно, будут знакомства с экспертами. Прекрасный багаж, который поможет в карьере. Все знания, которые мы получаем в институте вне учебы, как генетический код, останутся при нас. Вот, например, я узнал, что в Центральной Азии празднуют Новруз, встречу весны. Я увидел, как его отмечают, поучаствовал в этом благодаря Совету Землячеств. И теперь мне не только Новруз кажется близким, но и ребята, с которыми разделил этот праздник, для меня как братья.

Как работает Клуб Евразийской интеграции?

Это научный клуб, и в отличие от Совета Землячеств, концертов здесь мы проводить не будем. Функционирует он по принципу модулей – есть политический, экономический и исторический. И по каждому аспекту периодически проводятся лекции и круглые столы. На первом нашем мероприятии мы обсуждали деятелей раннего евразийства: Трубецкого, Савицкого и Вернадского, потом была лекция о евразийских взглядах историка Льва Гумилева, которую читал Павел Зарифуллин – руководитель Центра им. Гумилева. После этого, по вопросам введения общеевразийской валюты, мы провели круглый стол, ведущим которого выступил Сергей Дышлевский, эксперт по операциям на фондовом рынке. И в ближайшее время в политическом блоке совместно с Казахстанскими землячествами МГИМО и МГТУ им. Баумана планируем говорить о евразийстве президента Нурсултана Назарбаева и роли Казахстана в евразийской интеграции. Кроме того, в контексте евразийства мы вспомним Александра Зиновьева, Игоря и Александра Панариных. И постараемся пригласить в МГИМО Александра Владимирова – члена Совета национальной стратегии России. Выдающихся евразийцев больше, чем достаточно, и с открытием нашего клуба их становится все больше. Я уверен – за нами будущее.

Беседовала Анна РЕНАРД

Tags: , , ,

Leave a Reply