|

Взаимоотношения партии социалистов революционеров с российскими национальными партиями

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Взаимоотношения партии социалистов-революционеров с национальными партиями является малоисследованным в отечественной историографии вопросом. Большее внимание обычно уделялось изучению аграрной и политической программ эсеров, их взаимоотношениям с общероссийскими партиями, в первую очередь, с большевиками. Таким образом, освещение данного вопроса представляет определенный интерес, тем более, что эта проблема является весьма актуальной для современной политической жизни России.

Прежде всего необходимо уточнить позицию ПСР по национальному вопросу, в первую очередь официальную, выраженную в документах, принятых ЦК, съездами и конференциями. Большой интерес представляют дискуссии по национальному вопросу, которые разворачивались в ходе партийных форумов и в печати.

Германский исследователь К. Хеллер отметил незначительный интерес делегатов первого съезда ПСР к национальной проблематике, заметив при этом, что эсеры считали эмансипацию национальностей таким же безусловным условием победы социализма, как и свободу человеческой индивидуальности.(НеllеК. Revolutionaren Sozialismus und nationale Fгаge: Das Рroblem  des Nationalismus bei russische und judischen Sozialdemocraten und Sozialrevolutionaren im Russischen Reich bis zur Revolution 1905-1907. Frankfurt am Mein, 1977). Все же на съезде развернулась дискуссия по вопросу о самоопределении наций и наметились различные точки зрения. Тезис о безусловном праве наций на самоопределение встретил жесткую критику со стороны значительной части делегатов: «Мы требуем установления демократической республики с широкой автономией областей и общин; заметьте, широкой, а не безусловной». (Протоколы первого съезда Партии социалистов-революционеров. Б.м., 1906. С. 169). Кроме того, максималистски настроенные делегаты заявляли о праве революционной диктатуры ограничить и даже нарушить права наций, если это потребуется.

Виктор Чернов, народнический социалист и профессиональный революционер

Их оппоненты выдвигали тезис о том, что «никаких ограничений в праве национальностей на самоопределение быть не должно».(Там же. С. 166). И та, и другая стороны приводили различные аргументы в подтверждение своей правоты. Сторонники безусловного права апеллировали, как правило, к этическим и правовым идеалам социализма, их оппоненты указывали на экономическую и политическую пагубность этого принципа для русской революции и национальной безопасности России в целом. Компромиссная позиция заключалась в том, что «необходимо разлагать периоды революционный и послереволюционный. В первый из этих периодов национальности получат основные политические права в их полном объеме; во второй период, пользуясь уже безусловным правом самоопределения, они могут утратить эти основные права, но не мы будем виноваты в этом». (Там же. С. 174).

В конечном счете, в программу партии вошло требование возможно большего применения федеративных отношений между национальностями и их безусловного права на самоопределение. (Программы политических партий России. Конец Х1Х-ХХ вв. М., 1995. С. 144) Однако, следует оговориться, что это право вплоть до отделения реально предусматривалось лишь за Польшей и Финляндией. Вопрос об отделении от России других территорий, на которых компактно проживали те или иные национальности, всерьез не обсуждался.

В целом, эсеры и в самом деле не проявили сильного интереса к национальной проблематике в ходе I съезда партии. Куда более продолжительными и острыми были обсуждения аграрного и рабочего вопросов, об отношении к выборам в Думу и внутрипартийному устройству. Это несколько не вяжется с тем, какое большое значение придавалось ими освобождению наций в деле победы социализма. Среди книг и брошюр, выпущенных эсерами накануне и в ходе первой российской революции, можно пересчитать по пальцам те из них, которые посвящены национальному вопросу. Показательно также и то, что крупнейший теоретик партии В.М.Чернов не написал практически ни одной значительной работы по национальному вопросу. Несколько лучше обстояла ситуация в периодической печати, где появлялись статьи на злобу дня, с критикой политики царского правительства в Польше, Финляндии, Закавказье и других национальных регионах, а также статьи по еврейскому вопросу.

Куда более оживленной стала деятельность ПСР в области национальных отношений в1917 г. После Февральской революции был опубликован ряд работ, посвященных этой проблематике. Эсеры выступили с идеей создания своего рода российского социалистического Интернационала, который объединил бы все социалистические партии России как марксистские, так и народнические.

В состав бюро национально-социалистических партий России от партии эсеров входила Н.В. Брюллова-Шаскольская. Ее перу принадлежат работы: «Народности России и их требования», «Партия социалистов-революционеров и национальный вопрос» и другие. На III съезде ПСР она выступила с докладом от подсекции по национальному вопросу, в котором была высказана, по сути, официальная точка зрения партии. Она даст определение понятия нация и определяет цели национальной политики партии: «С точки зрения социализма понятие нации есть понятие ее трудовых народных масс… Одиночки могут оторваться от своей культуры, но народ должен быть в своей культуре, должен иметь свою школу, свою широко развитую национально-культурную жизнь».(Протоколы третьего съезда Партии социалистов-революционеров, состоявшегося в Москве 25 мая — 4 июня 1917 г. (Стенографический отчет). Пг., 1917. С. 298). Шаскольская выступала за федеративное устройство Российского государства, за удовлетворение права каждого гражданина определять свою национальную принадлежность и участвовать в культурном развитии своей нации, за выработку единой платформы социалистических партий по национальному вопросу.

Н. Кабанов в брошюре «Мир и самоопределение народов» отстаивал принцип безусловного права наций на самоопределение. Он считал, что все народы, входящие в состав многонационального государства, такие, как Россия, Германия, Австро-Венгрия, должны определить свою дальнейшую судьбу путем проведения плебисцита. Они должны решить, останутся ли они в составе империи на правах самоуправляющейся автономии, войдут ли в состав другого государства или образуют свое собственное независимое государство. «В Австро-Венгрии существуют области, населенные по преимуществу итальянцами; если население этих областей пожелает присоединиться к Италии, то этому никто не должен мешать. У нас латыши (живущие между прочим и в Курляндии, которая занята теперь немцами и которую немцы не хотят нам возвратить) и литовцы также заявили о своем желании образовать самоуправляющиеся автономные области, Латышский край и Литву; и на это они имеют, конечно, полное право». (Кабанов Н. Мир и самоопределение народов. М., 1917. С. 6-7).

Лидер партии В.М.Чернов выступил на III съезде с докладом о политике в национальном вопросе и отношении к национальным социалистическим партиям. Он поддержал идею территориальной и экстерриториальной автономии, принцип «федерирования во вне и внутри страны… установления принципов равноправия наций, наделения полным суверенитетом отдельных единиц». (Протоколы третьего съезда… С. 406). Чернов выступал за установление прочных контактов с национальными партиями. Он настойчиво предупреждал их против проявлений национализма и шовинизма, забвения идеалов социалистического интернационализма, подмены лозунга национального освобождения во имя свободного развития человека лозунгом национального освобождения ради национального освобождения. Много позже в своих мемуарах «Перед бурей», вспоминая о своем разговоре с одним из лидеров ППС Иодко, он писал: «Националист способен делать самую азартную ставку на всеобщее пришествие «труса, глада, огня, меча и нашествия иноплеменных», лишь бы была достигнута его национальная цель; он не ставит вопроса, не слишком ли дорогой ценой обойдется она всему человечеству. Его лекарства всегда горше самой болезни. Но партия социалистическая может иметь такую стратегию и тактику, при которой с ней сможет все время идти в ногу и весь Интернационал». (Чернов В.М. Перед бурей. М., 1993. С. 295). Чернов был также сторонником решения вопроса о национально-государственном устройстве России Учредительным собранием и созыва Учредительных собраний в национальных регионах, таких как Польша, Литва, Финляндия и другие.

На третьем съезде ПСР была принята резолюция по национальному вопросу. В ней отразились вышеприведенные идеи и положения и, в частности, говорилось, что «ПСР высказывается… за форму федеративной демократической республики с территориально-национальной автономией в пределах этнографического расселения народностей и с обеспечением основными законами страны как прав национальных меньшинств, так и вообще публичных прав для всех языков, на которых говорят трудящиеся массы в России». (Протоколы третьего съезда… С. 300). Помимо территориальных предлагалось создание экстерриториальных персонально-автономных союзов в районах, где имеются национальные меньшинства, или для национальностей, не имеющих определенных территорий, например, для евреев. Все изменения в национально-государственном устройстве России должны быть утверждены Учредительным собранием, кроме того, каждая национальность созывает свое Учредительное собрание. ЦК партии предлагалось создать комиссию по разработке «детального законопроекта конституции федеративной Российской республики». (Там же). Для успешного решения этой задачи резолюция призывала подготовить «приемлемую для революционных демократий всех народов платформу по национальному вопросу ко времени избирательной кампании в Учредительное собрание». (Там же).

Но события 1917 г. пошли по пути, который не способствовал реализации национальной программы эсеров. Им не удалось объединить все национальные партии, а также создать единую платформу. Отношения с национальными партиями, даже народническими, не были гладкими, так как многие из них стремились к возможно большей независимости своих народов. Так например, Тифлисский и Кутаисский комитеты эсеров приняли резолюции против партии грузинских социалистов-федералистов, обвиняя ее в национализме. В резолюции кутаисской губернской конференции эсеров, в частности, говорилось, что «партия социалистов-федералистов после 1905 г. ничем не проявила себя как революционная партия, что, наоборот, ко всем вопросам и явлениям жизни она подходит исключительно с точки зрения либерально-националистической». (Кутаис //Дело Народа, 1917, 9 мая). Комитет отказывался считать ее социалистической партией.

Однако было немало фактов, говорящих о стремлении к совместным действиям эсеров и национальных партий. Так, в Коканде в апреле 1917 г. был создан объединенный комитет социалистов народнических партий, в который вошли эсеры, энесы и дашнаки, с которыми ПСР имела старые связи. Вновь образующиеся партии тоже заявляли о своем желании сотрудничать с эсерами. В резолюции первого собрания латышских социалистов-революционеров говорилось, что «латышская партия с.-р. вступит в тесное сношение с союзом организаций народных социалистов малых народов России, русской партией с.-р., Петроградским Советом солдатских и рабочих депутатов…».(Латышская партия с.-р. //Дело народа, 1917, 25 апреля).

В процессе дальнейшего развития революции национальный вопрос оказался в тени, на первый план вышли социально-экономические и политические проблемы: решение аграрно-крестьянского вопроса, работа во Временном правительстве, окончание войны, межпартийная и внутрипартийная борьба, борьба с контрреволюционными выступлениями. Сотрудничество с национальными партиями, возможность совместной работы с ними определялись в зависимости от их позиции по тем или иным общеполитическим вопросам.

В заключение можно сказать, что партия социалистов-революционеров выдвинула широкую демократическую программу в области решения национального вопроса. Она стремилась к утверждению федеративного принципа в построении нового Российского государства. Выступая за безусловное право наций на самоопределение, она требовала, чтобы народы сами решали свою судьбу, чтобы националистически настроенные политики не навязывали им своего видения будущих путей развития. Эсеры были убеждены, что ни один народ России не пожелает выйти из состава страны победившей народной революции, что все они сплотятся ради ее защиты. Именно поэтому они требовали, чтобы национальный вопрос был окончательно решен в ходе работы общероссийского и национальных Учредительных собраний. Только выборы в эти собрания выявят действительные настроения народа, только избранные ими депутаты правомочны принять конституцию и окончательно сказать, какой будет бывшая Российская империя. Партия эсеров была, пожалуй, наиболее последовательной из всех российских социалистических партий в своей политике по национальному вопросу, более других стремившейся к реализации принципа интернациональной солидарности. Но, скорее всего, достоинство здесь превратилось в слабость — время требовало быстрых политических решений, зачастую расходящихся с партийными установками. Это, однако, ничуть не умаляет значения эсеровской национальной программы. Напротив, современная политическая ситуация в России говорит о том, что многие из ее положений актуальны и сейчас.

Александр Федоренко,

кандидат  исторических наук  

Права Народов

Tags: , , ,

Leave a Reply