|

Возрождение Скифов в Петербурге

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 5,00 out of 7)
Загрузка...

7 ноября 2011 года в Гранд Отеле «Эмеральд» на Суворовском проспекте, состоялось встреча движения «Новые Скифы» с представителями общественных организаций Петербурга.

За круглым столом в торжественной обстановке был задекларирован манифест движения и после нескольких перфомансов от организаторов обсуждались перспективы возрождения «Скифов» в Петербурге.

Петербург по праву является первоприемником движения «Скифов», так как в 17-18 годах ХХ-го века, в момент перехода от монархического мироустройства России к попытке создать народовластие, именно петербургские «Скифы» были культурной наполняющей тех исторических событий.

«Да, скифы мы! Да, азиаты мы!»- громогласно заявлял Александр Блок в своём произведении «СКИФЫ». В этом произведении поэту видится утрата западным миром своего лидерства среди «арийских» народов, как непосредственного авторитета. Блок, а перед ним Достоевский и в какой-то степени Вл. Соловьев, исходит из положения о первоначальном единстве индоарийских народов, в которой они видят их общую миссию в истории, общую судьбу, которой они «изменяют». Стихотворение А. Блока «Скифы» — аналог пушкинского «Клеветникам России». Блок ведёт воображаемый спор с западноевропейской «романо-германской» традицией, Пушкин же утверждает имперские, державные смыслы, право России на поддержание европейского порядка, и спор здесь более масштабный и «цивилизационный».

Родоначальником «скифской» темы в русской литературе является А.И. Герцен. Прежде всего, Герценовский скиф есть – метафора социалиста, революционера, наблюдающего со стороны, как европейская цивилизация разрушается изнутри, чтобы в нужный момент «добить» её и на руинах основать новый мир. Герцен именует себя «скифом», обращаясь к французскому социальному мыслителю Прудону и тем самым, по-видимому, апеллирует к ясному для француза контексту, в котором «скиф» – возможное обозначение русских.

Именно движение «Скифов», во времена перемен 17-го года было, как я уже писал ранее духовно-культурной основой, на которую опиралось новое зарождающееся социальное явление. Это был тот самый ветер перемен, который надувал паруса революции. Поэты, писатели, художники, философы и мыслители наполняли духовную пустоту, отрекающегося от традиционных религиозных конфессий общества. Их намерения, идеи и мысли были наполнены высшим эволюционным смыслом в реконструкции забродивших догматов.
Вспоминается Пушкинское:

…Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

По моему глубочайшему убеждению Пушкин был пророком своего отечества. Предлагаю с этой позиции взглянуть на этот отрывок. Где соединённые образы «Товарищ» и «Звезда», даёт очень отчётливый намёк на события 17-го года. А звезда-то не простая «Звезда пленительного счастья», то есть «счастье в плену», счастье за железным занавесом, вероятно именно этот занавес имел в виду Александр Сергеевич, говоря о плене. Дальше: «Россия вспрянет ото сна и на обломках самовластья, напишут наши имена», это говорит о том, что Россия спит, и проснётся только на обломках самовластия. У меня складывается впечатление, что этот описанное Пушкиным самовластие, и есть нынешний период России!

А Вы как думаете?

Вы проснулись?

А не Ваше ли имя напишут на обломках самовластия?

Возвращаясь к движению «Скифов» начала 20-го века, хочется заметить, что они были отчасти инструментом в руках, более приземленных и алчных игроков, что впоследствии привело к увяданию того духовного древа, которое пытались взрастить эти люди. Перемены редко даются легко, но они необходимы в бесконечно меняющейся действительности. Перемены малой кровью – мечта любого революционера. Когда правило: «Враг моего врага – мой друг», являет собой единственных возможный вариант развития своих намерений, горячие сердца, спеша за своей мечтой, идут на свой страх и риск, ставя на кон всё, что имеют, зачастую проигрывая эту игру. Но семя было посеяно, и земля его благодушно приняла, и, быть может именно сейчас, почва явит нам свою благодать, и мы сможем перенять заботу об этом древе?

Если уйти от прямолинейных аналогий, и свести понятие «Скиф» к его древним корням, которые пронизывают мифы и легенды, практически всех народов евразийского континента, от скандинавских викингов «Асов» и русских богатырей, до монгольских кочевников и персов, то нет нужды приписывать его какой-то отдельной национальности, сословию или этносу.
Скиф, это высоконравственная социальная единица, прислушивающаяся к голосу своей совести, являющая миру пример отваги и чести, принимая ответственность за свои слова и поступки, тот, кто своими образом жизни может по праву гордо называться – Человек. Таким человеком, может быть, как лётчик испытатель, так и вдохновенный художник, как талантливый изобретатель, так и трудолюбивый фермер, как высоконравственный политик, так и истинный поэт. В чём бы не нашёл себя человек, главное это его внутренне осознание личной ответственности за принимаемые им решения, за каждый сделанный им выбор. Здесь нет причин рассуждать о цвете кожи, форме носа или размере обуви, делая из этих критериев вывод о внутреннем, духовно-нравственном содержании человека.

Лично мне, было очень приятно видеть людей, которые радеют за наше общее будущее, которые стремятся что-то сделать и делают это во имя культуры и просвещения общества, не забывая о личном развитии и самосовершенствовании. До этой встречи, Я мало что знал о «Скифах», буду откровенен, мне это не мешало, но одно обстоятельство заставило меня взглянуть на этот образ боле пристально. Буквально месяц назад, мной было написано стихотворение, в котором фигурировало слово «скифы», о смысле которого мне не было известно, кроме, как некоторых образов из подсознания.

Но по какой-то роковой случайности содержание это стихотворения в полной мере отражает то, о чём велась дискуссия на этой встрече.

Наши флейты играют в тональности ЛЯ
Время до реконструкции мифа.

Где солёной водой пропиталась земля,
В синеве неба города скифов

Музыкальный олимп высотой амплитуд
Формирует сознание массы.
Каждой нотой, дополнив мелодию струн,
В колебательном ритме пространства.

Даже скромная фальшь нарушает мотив…
Нет нужды говорить о глобальной.
Лишь глупец сеет ложь в надежде взрастить
Древо праведного пониманья.

Наши флейты играют в тональности ЛЯ,

Мотивируя импульс сознанья.
Тех, кто чувствует боль, но умеет влюблять
Свои мысли в покой мирозданья.

Каждый сам формирует свою пустоту,
Как частицу единой вселенной
Резонансом вербальной вибрации дум.
Гармонично играя с системой.

Мы одно естество многомерных структур
Индивидо-дуального вида.
Мы застывшие звуки телесных скульптур,
Окружённые мысленной свитой.

Наши флейты играют в тональности ЛЯ
Время ДО-РЕ конструкции МИ-ФА
Где СОЛЬ оной водой пропиталась Земля.
В СИ Неве неба города скифов.

В завершении, хочу подытожить. Скиф – это объемный и многонациональный образ, который включает в себя те качества, которые воспевают древние мифы и легенды. Это тот духовный огонь в груди, которые позволяет нам быть теми, кем мы в действительности и являемся, позволяя этому пламени разгораться. Это архетип, в который заключен герой всех времён и народов, который пробуждает в нас чувство ответственности и доверия, совести и правды, любви и взаимоуважению друг к другу.
Скиф, это образ с которого молодые активисты стряхнули пыль, пытаясь возродить те принципы, на которых сосуществовали наши пращуры. Это всего лишь ориентир, его многомерная составляющая может лишь указать направление в котором стоит мыслить, но мыслить каждый должен самостоятельно.

Быть может, Скиф возродит в обществе ту глубинную память, которая записана в наших генах, и мы станем свидетелями поистине великого возрождения духовности в её глубочайшем и всеобъемлющем понимание, а быть может он так и останется музейной реликвией. Время покажет!

Выбор за нами!

Из пространства Лаборатории Социальной Геометрии в мыслях о Вас.

Комиссар СПБОО «Агни-София» Слава Ведов

Tags: , ,

Leave a Reply