|

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР И МИРЗА АЛЕКПЕР САБИР

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Вопрос взаимодействия и взаимовлияния национальных культур стал находить свое

отражение в литературе, философии, лингвистике, религии, по сути, еще с начала XX века.

Академик Н.И.Конрад в своем труде «Запад и Восток» неоднократно отмечает, что историческая

и духовная жизнь тюркских народов связана не только с Востоком, но и Западом. Изучая раз-

личные источники, можно обнаружить схожесть мышления гениальных творцов, вне зависимости

от того времени, в котором они жили.

На филологических факультетах в наших вузах преподается предмет «История мировой

литературы». И одним из важнейших принципов здесь является проведение аналого-анали-

тической параллели между литературными событиями, имевшими место в мировой литературе

на различных исторических этапах, и литературными событиями в азербайджанской литера-

туре, а также выявление сходства и различия между ними. В этом смысле весьма актуальной

является тема «Творчество Уильяма Шекспира и азербайджанская литература».

Многие годы мы занимаемся изучением творчества М.А.Сабира, и удивительное сход-

ство его художественного мышления с мышлением Уильяма Шекспира обратило на себя наше

внимание и заставило задуматься… Мы решили поделиться результатами этих размышлений.

Тема «Уильям Шекспир и азербайджанская литература» долгое время находилась в

центре внимания литературоведов, занимающихся изучением литературных взаимосвязей, в

самое разное время по данной проблематике велись интересные исследования, писались

статьи, высказывались мнения и суждения. В данном исследовании мы впервые попытаемся по-

казать схожесть художественного мышления таких на первый взгляд далеких друг от друга

как с точки зрения времени и пространства, так и темперамента творцов – гения XVI века

Уильяма Шекспира и азербайджанского гения XX века Мирза Алекпера Сабира. В нашем лите-

ратуроведении такие попытки предпринимались в плоскости сопоставления Низами Гянджеви

Уильяма Шекспира (Н.Пашаева, Ф.Гулиев, Гусейн Гашымов, Шахин Халилли, Темур Керимли

и др.). А профессор Горхмаз Гулиев провел такую аналогию в своей статье «Смеющаяся тра-

гедия и плачущая комедия: Шекспир и Мамедгулузаде».

Внесем ясность в виде краткого обзора в следующие вопросы:

– с каких пор Уильям Шекспир стал известен азербайджанской культуре;

– каким образом сформировалось отношение к его личности и творчеству;

– какие исследования были проведены в этом направлении.

Знакомство с Шекспиром в Азербайджане тесно связано с развитием отечественного

театра и школы перевода. Все этапы подъема нашего театра и литературы с XIX века и по се-

годняшний день связаны с именем Шекспира. Произведения Шекспира имеют большое значе-

ние для обогащения художественно-эстетического вкуса азербайджанских читателей и

зрителей.

Уильям Шекспир, один из выдающихся представителей европейского Возрождения, в

своем творчестве проповедовал идеи гуманизма, народности, жизнелюбия, был глубоким зна-

током тайн человеческой души и всегда оказывал большое влияние на читателей.

Все произведения Шекспира тесно связаны со своей эпохой.

Эта же особенность является главнейшей сутью и сатир М.А.Сабира.

У.Шекспир жил в ярчайший и наисложнейший период Европейского Возрождения. Это

была «эпоха, которая нуждалась в титанах, и которая породила титанов по силе мысли, стра-

сти и характеру, по многосторонности и учености» (Ф.Энгельс. «Диалектика природы»). Уче-

ные этой эпохи знали по несколько иностранных языков и блистали как в теоретической, так

и в практической областях науки. Выступавшие против авторитета религии гуманисты высоко

ценили свободу и независимость мысли индивидуума, пытались спасти его от всяческого мо-

рального и нравственного давления, оков догматизма. Это, в свою очередь, приводило к тому,

что и художественное творчество достигало новых, ранее недостижимых высот. Это время ха-

рактеризуется расцветом искусств в Италии, возникновением новой гуманистической литера-

туры нового типа во Франции, Германии, Нидерландах, появлением первых образцов

классической литературы в Англии и Испании.

Эстетика данной эпохи носит оптимистический характер; в искусстве преобладают

мысли о красоте и совершенстве, открываются законы красоты природы, мастера искусства

путем обобщения и типизации дают толчок развитию реализма. Всё это послужило основой для

развития всевозможных жанров художественного творчества, все виды искусства вступают в

эпоху невиданного прогресса, активно развиваются области искусства, способные наиболее

полноценно и действенно выразить гуманистические требования.

Когда в ранний период эпохи Возрождения появилось требование изобразить внешнюю

красоту человека, то, преимущественно в Италии, предпочтение было отдано живописи, ри-

сованию, особенно жанру портрета. Впоследствии на передний план выступило желание про-

никнуть во внутренний мир человека и показать его во всей сложности и противоречии, и в

Англии и Испании на передний план выступил театральный жанр. Взамен стандартных сюже-

тов, отражающих широко распространенные в литературе средних веков легендарные собы-

тия, главенствующее место стали занимать произведения, отображающие реальную жизнь и

ее острый драматизм, общественные и политические события, живые человеческие судьбы,

внутренний мир человека и его неоднозначный характер.

***

В Азербайджане интересные и оригинальные мнения о творчестве Шекспира высказали

такие исследователи, как М.Рафили, А.Султанлы, Дж.Джафаров, А.Агаев, У.Бадалбейли.

Уильям Шекспир – английский поэт и актер, один из самых прославленных драматургов

мировой литературы, автор по меньшей мере 17-ти комедий, десятков исторических пьес, 11-

ти трагедий и цикла великолепных сонетов, один из гениальных представителей Европейского

средневекового Возрождения, прожил всего 51 год, но остался в вечности благодаря своей ге-

ниальности.

Шекспир родился 26 апреля 1564 года в английском городе Стратфорд. В 1585-1592гг.

жил в Лондоне и работал в театре «Глобус», построенном на средства труппы актеров. После

пожара в театре 29 июня 1614 года Шекспир вернулся в родной город Стратфорд, где и скон-

чался спустя три года, 23 апреля 1616г.

Основные свои произведения Шекспир написал в 1590-1612-е годы. Он считается одним

из редчайших драматургов, сумевших завоевать равный успех как в жанре комедии, так и тра-

гедии. Такие его драмы как «Гамлет», «Отелло», «Ромео и Джульетта», «Макбет», «Король

Лир» являются редчайшими жемчужинами мировой литературы. Произведения Шекспира, от-

личающиеся сюжетным, языковым, жанровым богатством и разнообразием, оказали огромное

влияние на развитие европейской литературы и театрального искусства. Многообразие и кра-

сочность человеческих характеров, созданных им в его драмах, оставили в тени произведения,

переполненные безжизненными и монотонными образами, широко распространенными в ев-

ропейской литературе той эпохи.

Когда речь заходит о драматургии античной эпохи, первыми на ум приходят Эсхил, Ев-

рипид, Софокл, Аристофан, а на вершине драматического искусства эпохи Возрождения бес-

спорно называется имя выдающегося английского драматурга Уильяма Шекспира. Творчество

Шекспира, основу которого составляют человеческое достоинство, нравственная высота, гу-

манизм, глубокая жизненность, святость и чистота любви, является такой духовной вершиной,

что стирает географические границы, этническое разнообразие, рамки национальной психо-

логии и противостоит Времени. Любовь, ревность, самопожертвование, обман, коварство, –

все это по сей день является неотъемлемой частью человеческой жизни…

Сонеты Шекспира – вершина поэзии эпохи Возрождения в Англии и поворотный этап в

истории мировой поэзии. Ложные эпитеты чужды его поэтике. Любовь и дружба, верность и

измена, искренность и лицемерие в гениальной шекспировской лирике – это качества, по-

рожденные человеческой натурой, губительное время не властно над ними. Красота в сонетах

Шекспира реальна, естественна, и всегда властвует над смертью.

В развитии азербайджанского театра постановка шекспировских пьес сыграла исклю-

чительную роль. Выдающиеся азербайджанские писатели и драматурги переводили его тра-

гедии и комедии (некоторые неоднократно) на азербайджанский язык. Большая часть

переводов была сделана с русского, меньшая часть – с английского оригинала. Переводились

и сонеты.

Все этапы развития нашего театра с его зарождения и по сей день перекликаются с

именем Шекспира. На произведениях Шекспира воспитывался и обогащался художественно-

эстетический вкус азербайджанских читателей и зрителей.

Шекспир видел падение нравов в обществе, потерю человечности, нежелание ценить

красоту и душевную чистоту, и отражал всё это в своих произведениях. М.А.Сабир так же вы-

ступал против всех изъянов общества и своими сатирами пытался излечить его от пагубных не-

дугов. По сути, М.А.Сабир своим острым пером сражался с болезнями общества не на жизнь,

а на смерть, во имя национальных интересов, что, в свою очередь, роднило носителя ренес-

сансного сознания – азербайджанского поэта XX века с классиком эпохи ренессанса XVI века

У.Шекспиром.

Вопросы, нашедшие отражение в творчестве Шекспира, высказанные о жизни истины,

взаимоотношения характеров остаются актуальными даже по прошествии столь длительного

времени, звучат современно. Поднятые в сатирах М.А.Сабира проблемы тоже сохраняют свою

острую актуальность по прошествии времени. Будучи великим мастером, М.А.Сабир, как и Шек-

спир, вникая на первый взгляд в незначительные в события, выявлял их глубинные причины

и общечеловеческую значимость. Творчество этих великих мастеров слова, перешагнув гра-

ницы своей эпохи, остается актуальным во все времена. Каждое общество, каждый народ, каж-

дый человек вне зависимости от возраста и статуса, всякий раз соприкасаясь с шекспировскими

произведениями, учились у него чему-то новому. Именно поэтому даже после 400-летних ис-

следований литературоведам удается найти в них что-то новое, ранее незамеченное. Совре-

менник Шекспира Бен Джонсон сказал о нем: «Он не принадлежал эпохе – он на все времена».

В современном нам мире не сыскать такого культурного народа, который бы не знал в ориги-

нале или в переводе на свой родной язык слов «быть или не быть?» из знаменитого монолога

в «Гамлете». Фразу Бена Джонсона о Шекспире можно отнести и к М.А.Сабиру. Исследователи

творчества М.А.Сабира тоже приходят к тому мнению, что «он не принадлежал эпохе — он на

все времена».

Оба поэта жили в яркий, сложный и переломный период истории своих стран. Двух этих

гениев разделяют века, однако их волновали схожие общественно-социальные, литературно-

эстетические проблемы. Концепции, выдвинутые в произведениях этих поэтов, глубоки и об-

щечеловечны, поэтому, вполне естественно, перекликаются друг с другом, такие же аналогии

специалисты находят и в произведениях Низами Гянджеви и Уильяма Шекспира.

В эпоху Возрождения перед человеком, сбрасывающим тиски феодализма, открываются

бескрайние горизонты, зарождается несгибаемая вера в собственные силы и он начинает про-

являть интерес к жизни, знаниям, творчеству. В эпоху Возрождения человек навсегда расста-

ется со средневековыми байками о загробной жизни, все свои надежды он связывает с

реальным миром, именно здесь ищет и рай, и ад. Зарождается интерес к естественным и гу-

манитарным наукам. Такое же процесс начинался и в Азербайджане в конце XIX-начале XX

веков. Пробуждается общественное сознание, зарождается национальная интеллигенция, на

арену выходят идеи просветительства и М.А.Сабир, как и его современники, своими произве-

дениями активно участвует в этом процессе.

В своей «Диалектике природы» Энгельс раскрывал сущность эпохи Возрождения сле-

дующим образом: «Это был величайший прогрессивный переворот из всех пережитых до того

времени человечеством, эпоха, которая нуждалась в титанах, и которая породила титанов по

силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености». Именно в эту эпоху азер-

байджанского ренессанса появились такие гении, как Мирза Джалил, У.Гаджибейли, М.А.Сабир,

Алибек Гусейнзаде, А.Хагвердиев, Ф.Кёчарли и др. Систематические обращения Алибека Гу-

сейнзаде, Гашым-бека Везирова, Ахмед-бека Агаева в журнале «Фиюзат» к западной литера-

туре, в том числе к личности и творчеству Уильяма Шекспира, их статьи и переводы, конечно

же, были в центре внимания Мирзы Алекпера Сабира, и пробудили в нем интерес к личности

и творчеству английского поэта.

Проходя лечение в Тбилиси, М.А.Сабир посмотрел в Тифлисском театре трагедию Шек-

спира «Отелло», которая, очевидно, ему понравилась. Эту трагедию Шекспира на азербай-

джанский язык перевел Гашым-бек Везиров. В воспоминаниях об этой постановке, записанных

театроведом Аббасом Гаджиевым, читаем:

«…Наш великий поэт Мирза Алекпер Сабир, лечившийся в ту пору в Тбилиси, тоже стал

зрителем «Отелло» и оказался под большим впечатлением от увиденного…Он был болен, но,

несмотря на это, досидел до конца. Остался очень доволен спектаклем, и даже обнял и рас-

целовал нескольких актеров…»

Этот спектакль стал большим историческим и литературным событием того времени –

гениальный Шекспир впервые зазвучал на азербайджанском языке. Это было первым шагом.

Впоследствии делались и другие переводы произведений Шекспира. Литераторы, рискнувшие

переводить Шекспира, тщательно работали над адекватной передачей творений великого

поэта и тем самым внесли большую лепту в развитие отечественного искусства перевода. По-

становка в азербайджанских театрах пьес Шекспира, переведенных на высоком художествен-

ном уровне, сыграли определенную роль в развитии отечественного сценического искусства.

Начиная с XIX века Шекспира переводили Г.Везиров («Отелло»), Г.Сабри («Отелло», «Король

Лир»), И.Халил («Макбет»), С.Рахман («Ромео и Джульетта»), Азиз Шариф («Отелло»),

Дж.Джаббарлы («Гамлет», «Отелло»), Ахмед Джавад («Отелло», «Ромео и Джульетта»), Аб-

дулла Шаиг («Макбет»), Г.Назарли («Макбет»), М.Ибрагимов («Король Лир», «Двенадцатая

ночь», «Много шума из ничего»), А.Сабри («Укрощение строптивой»), Т.Эйюбов («Гамлет»,

«Два веронца», «Зимняя сказка», «Сонеты»), Хидаят («Всё хорошо, что хорошо кончается),

Анар («Буря»), И.Исмаилзаде («Комедия ошибок»), С.Мустафа («Сонеты», «Ромео и Джуль-

етта», «Отелло», «Гамлет», «Король Лир», «Макбет»).

Произведения Шекспира на азербайджанском языке систематически публиковались в

нашей республике в журналах, выходили отдельными книгами. Последним по времени стало

издание собрания сочинений Шекспира на азербайджанском языке Госиздатом Азербайджана

в 1962 году и книга переводов произведений поэта издательством «Язычы» в 1980 году. Тра-

гедии, вошедшие в первый том нынешнего издания произведений Шекспира («Ромео и Джуль-

етта», «Гамлет», «Отелло», «Король Лир», «Макбет») даны в переводе Сабира Мустафы.

Первый переводчик У.Шекспира на азербайджанский язык Гашым бек Везиров был пе-

дагогом, журналистом, издателем, переводчиком, драматургом. Прадед Гашым-бека Мир Имам-

верди был визирем Гарабахского хана. Гашым-бек придавал большое значение учебе и

образованию. Сам он получил образование в Иреванской Учительской Семинарии, по оконча-

нии которой работал учителем в селении Бёюк Веди. По протекции императора Николая Алек-

сандровича в Шуше основывают «мусульмано-русскую» школу и Гашым-бека приглашают на

должность директора этой школы. Наряду с работой в школе он был избран адвокатом в Му-

ниципальное управление. Кроме этого он активно занимался и общественной деятельностью.

Г.Везиров – автор комедий «Не стучись в мою дверь – постучатся в твою», «Жениться – не

воды напиться», «Хан-хан». Трагедию «Отелло» он перевел с русского языка. Спектакль был

поставлен в Шуше в 1904-м году. Почетный пригласительный билет на этот спектакль, в ко-

тором переводчиком и постановщиком, а также исполнителем одной из ролей выступил Гашым-

бек Везиров, ныне хранится в экспозиции Театрального Музея.

В периодике той эпохи писали, что Г.Везиров, переводя «Отелло» Шекспира, допустил

ряд промахов. М.А.Сабир выразил собственное отношение к по данному вопросу и написал не-

сколько жесткую эпиграмму. По нашему мнению, эта жесткость послужила причиной разрыва

личных отношений между этими двумя азербайджанскими просветителями начала XX века, о

чем немало написано и в сабироведении (см. тексты А.Заманова, М.Мамедова, А.Байрамоглу

и автора этих строк).

Эпиграмму «Перевод такой, что…» М.А.Сабир опубликовал за 3 месяца до своей кон-

чины в 10 номере журнала «Молла Насреддин» от 9 марта 1911-го года, в дальнейшем она вхо-

дило во все его книги. В эпиграмме читаем:

Увы! Таков твой перевод, что тень Шекспира, зарыдав

С душой Отелло о себе, заклокотала, как гроза,

И, плюнув молнией, она вскричала: «Что за перевод!»

А ты зажмурился: видать, плевок попал тебе в глаза!

(М.А.Сабир. «Хопхопнамэ». Баку, 1960, стр. 279)

У нас нет конкретных фактов о знакомстве М.А.Сабира с сонетами Шекспира. Но на-

шему литературоведению известно, что А.Саххат, Г.Джавид, А.Шаиг в начале XX века писали

стихи в жанре сонета (академик Иса Габиббейли). Значит, можно предположить, что

М.А.Сабир, возможно, имел некое представление о сонетах Шекспира…

Сонеты Шекспира на азербайджанский язык переводили М.Мушвиг, а позже Алиага

Кюрчайлы, Адиль Бабаев и др.

Как мы уже говорили, в начале ХХ века искусство в Азербайджане, так же, как и в Ев-

ропе шекспировской эпохи, переживает невиданный доселе расцвет, возникает гуманистиче-

ская литература нового типа, начинается этап расцвета романтизма и критического реализма.

Именно поэтому проявляется сходство в литературном процессе и мышлении. Возможно, сила

драматизма, характеров и типов в творчестве М.А.Сабира исходила именно от эстетических

требований эпохи. Думается, трагедия женщин в пьесах Шекспира не столь уж отличается от

«трагедий тысяч Ханбаджи» в сатирах М.А.Сабира. Злоключения Дездемоны, общество, веду-

щее к гибели Джульетту, схожи с трагедиями азербайджанских «Дездемон», молодых азер-

байджанских «Джульетт», самоотверженных азербайджанских «Беатриче», описанных в сатире

М.А.Сабира «Вот он идёт» и других сатирах. В отличие от шекспировской Дездемоны, рядом с

которой был Отелло, а у Джульетты – Ромео, героини Сабира одиноки, они только-только на-

чинают пробуждаться, и, покрывая стены своих лачуг кизяком, мучительно пытаются осмыс-

лить суть своей трагической жизни. Женские образы, созданные М.А.Сабиром, отчасти схожи

с шекспировскими, описанными строками «Ты сам свой злейший враг, готовый все сгубить».

Однако, Шекспир использовал эти строки в ином значении, мы же вырвали их из контекста.

Азербайджанская женщина приносит себя в жертву семье, «бородачам», а в наше время «от-

кормленным жлобам» при деньгах, и М.А.Сабир восстает против такого положения женщины:

«Он чудище, урод, вот он идёт!» – бьет в набат поэт!

Одним из образов, к которому Шекспир часто обращается в своих «Сонетах», является

«зеркало». Он прибегает к «зеркалу» потому, что оно отображает реальность без искажений.

К примеру, 3-й сонет прекрасно иллюстрирует нашу мысль:

Прекрасный облик в зеркале ты видишь,

И, если повторить не поспешишь

Свои черты, природу ты обидишь,

Благословенья женщину лишишь.

(Здесь и далее сонеты Шекспира приводятся в переводе С.Маршака)

Или вот что пишет поэт в 62-м сонете:

Когда же невзначай в зеркальной глади

Я вижу настоящий образ свой

В морщинах лет, – на этот образ глядя,

Я сознаюсь в ошибке роковой.

Здесь Шекспир создает эффект зеркала, пытается побудить своего лирического героя

увидеть «зеркальную истину», постичь ее, сделать выводы.

М.А.Сабир тоже создает подобный «эффект зеркала» в своей сатире: «Отчего ж глаза

свои таращишь ты,/ Иль в зеркале узрел свое уродство ты?» – тем самым призывая читателя

смириться с реальностью, осмыслить и познать себя.

У Шекспира ребенок, дитя является продолжением жизни. Его 6-й сонет завершается

следующим образом:

Ты будешь жить на свете десять раз,

Десятикратно в детях повторенный,

И вправе будешь в свой последний час

Торжествовать над смертью покоренной.

Ты слишком щедро одарен судьбой,

Чтоб совершенство умерло с тобой.

Проблема ребенка, продолжателя, наследника также является одной из главных линий

и в творчестве М.А.Сабира. Однако у М.А.Сабира эта проблема решается в контексте идей про-

светительства. М.А.Сабир выступает против мнения «бедный мой ребенок», «это мой сын, не

отдам учиться, отстаньте», ратует за воспитание ребенка, наследника семьи грамотным

(«Школьная песня», «За школу»). Он поднимает тезис «Дитя мне дорого, но его воспитание и

образование еще дороже» до уровня просветительской идеи.

Мне думается, что главный критерий эстетической ценности творчества М.А.Сабира –

это человек! Т.е. относиться к человеку как к человеку, уважать, принимать за личность вне

зависимости от социальной принадлежности. Такие его сатиры как «Рабочий», «Сеятель»,

«Нищий» явное тому доказательство. Строки «Рабочий, неужели и ты считаешь себя за чело-

века, / Мужчина без денег, думаешь так уж просто быть человеком?» отражают многие со-

временные реалии, проясняют и освещают многие темные устремления, выводящие человека

из круга человечности.

Философия отношения к человеку как к личности – основная эстетическая линия и в со-

нетах У.Шекспира. В 21-м сонете поэта читаем:

Не соревнуюсь я с творцами од,

Которые раскрашенным богиням

В подарок преподносят небосвод

Со всей землей и океаном синим.

В любви и в слове – правда мой закон,

И я пишу, что милая прекрасна,

Как все, кто смертной матерью рожден,

А не как солнце или месяц ясный.

Я не хочу хвалить любовь мою, –

Я никому ее не продаю!

Здесь У.Шекспир выступает против лжевосхвалений и в то же время считает сравнение человека с луной, солнцем, звездами, цветами в поэзии искусственным. Он выдвигает не-

обходимость представления человека в художественном произведении именно как человека –

призывает к постижению философии, выраженной максимой «Он тоже, как другой, рожден

человеком». Поэт заявляет о превосходстве реальности, реального отображения, реализма в

искусстве.

М.А.Сабир тоже сторонник показывать «кривду – кривдой, правду – правдой», что, по

сути, составляет принципы критического реализма. В XX веке М.А.Сабир заявляет «Видят глаза,

а ум разумеет». А в XVI веке У.Шекспир говорил «Глаза запечатлевают лишь то, что видят».

По сути, перед нами явление двойной идентификации (термин, которым пользуются в запад-

ном литературоведении).

Любовь к искусству, вера в силу слова, поиск прибежища в вечности искусства являлись

моральным правом и высшей идеей всех великих творцов. В особенности «сила слова» всегда

признавалась в восточной литературе, в том числе азербайджанской поэзии. К примеру :

Вот перо начало свой разбег

И открылись очи мирозданья.

Словом создана природа вся,

Словом поставлена печать на шариат.

Низами Гянджеви (Подстрочный перевод)

 

Внемли мне: слово – есть душа

Вместилище его – есть небеса

Шесть толкований у слова одного,

Слово – суть божественной вселенной.

Имадеддин Насими (Подстрочный перевод)

 

Слово – лик того, кто говорит,

Слово венчает стену сокровенного.

Слово надобно говорить так,

Чтобы природу не обидеть.

Сеид Азим Ширвани (Подстрочный перевод)

 

О слово, назвать хочу тебя солнцем небес,

Все частицы получают от тебя сияние.

Ты – сияние истины, созданное Творцом,

Чтобы ты подарило будущему человечеству цветник.

Я слово солнцем назову – других сравнений нет!

И впрямь ведь, слово, ты даешь всему живому свет!

Ты истиной сотворено, ты правды смелый луч,

Ты рождено, чтоб сонмом благ осыпать белый свет.

Мирза Алекпер Сабир

Признавая столь непоколебимую мощь искусства слова, его божественную силу М.А.Сабир сказал о себе: «Похож я на древнюю гору, что высится в море». По сути, это озна-

чало глубокую, большую любовь к искусству, и в то же время взыскательность.

У.Шекспир тоже испытывал схожие чувства и настроения, находил надежду, славу и

свободу в слове и искусстве и знал, что его поэтическое предназначение выше положения

правителя – «Ни мрамор, ни позолоченные монументы/государей не переживут этих могучих

стихов» (55-й сонет) сказал поэт, а 29-м сонете написал следующее:

Когда в раздоре с миром и судьбой,

Припомнив годы, полные невзгод,

Тревожу я бесплодною мольбой

Глухой и равнодушный небосвод

И, жалуясь на горестный удел,

Готов меняться жребием своим

С тем, кто в искусстве больше преуспел,

Богат надеждой и людьми любим, –

Тогда, внезапно вспомнив о тебе,

Я малодушье жалкое кляну,

И жаворонком, вопреки судьбе,

Моя душа несется в вышину.

С твоей любовью, с памятью о ней

Всех королей на свете я сильней.

Говоря о сонетах У.Шекспира, исследователи подчеркивают лиризм, как средство фи-

лософского познания любви, философского познания на западный манер. Конечно, в сонетном

жанре есть такая доминирующая линия. Однако, перечитывая сонеты У.Шекспира, мы уло-

вили деталь, ускользнувшую от внимания шекспироведов. Эта деталь – ирония в сонетах поэта,

умение иронической окраской показать недостатки общества, изъяны человеческого харак-

тера. Причем Шекспир, пусть изредка, но писал и сатирические сонеты (видимо до нас дошел

не весь корпус его сонетов). Его 66-й сонет архетипически полностью совпадает с литера-

турно-эстетической линией сабировской сатиры:

Зову я смерть. Мне видеть невтерпеж

Достоинство, что просит подаянья,

Над простотой глумящуюся ложь,

Ничтожество в роскошном одеянье,

И совершенству ложный приговор,

И девственность, поруганную грубо,

И неуместной почести позор,

И мощь в плену у немощи беззубой,

И прямоту, что глупостью слывет,

И глупость в маске мудреца, пророка,

И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока.

Все мерзостно, что вижу я вокруг…

Но как тебя покинуть, милый друг!

Вообще, с этой точки зрения между сатирами Сабира и сатирическими сонетами Шек-

спира наблюдаются удивительная параллель, схожие мотивы. У обоих социальная функция

лирического «я» близка друг к другу и протестует против порабощения, рабства, жалкого сми-

рения и связывает наличие такого состояния с покорными людьми. Ибо покорные – трусливы,

лишены духа борьбы. Там, где такие составляют большинство, говорить о свободе и незави-

симости не стоит.

У.Шекспир «повсюду видит фальшь», но не решается оставить любимую в одиночестве,

лицом к лицу с этим ужасным миром, мучительно раздумывает о том, «почему, отчего в этом

фальшивом мире» вынуждена жить подобная чистота и красота.

М.А.Сабир тоже предавался подобным размышлениям об уродствах общества, фальши,

затхлости и невежестве, поэт страдал, порой задумывался о смерти, но вновь брал себя в руки,

не сгибался, продолжал свою борьбу.

Вот как выглядит в аналогической призме схожесть чувствований и мышления гениев

и, на наш взгляд, само это является божественной закономерностью искусства. Это транс-

формация сознания одного гения через века в сознание другого или, говоря восточной тер-

минологией, теджелла1

, слияние мысли с мыслью – сцепка сознания.

В литературе эпохи Ренессанса взамен стандартных сюжетов, отражающих широко рас-

пространенные легендарные события, основное место занимают произведения, отражающие

реальную жизнь и ее острый драматизм, общественные и политические события, живую че-

ловеческую судьбу, его внутренний мир, богатый характер. Так и Сабир в свою эпоху отдалился

от классической эстетики газели и мерсиййе, оплакивающих и воспевающих «розу и соловья»,

и перешел к сатире – жанру, бичующему реалии своего времени.

Удивительно, что у Шекспира и Сабира есть перекликающиеся стихи, выступающие про-

тив застоя классического стиля описания. У.Шекспир еще в XVI веке выступал против искус-

ственности, надуманности, фальшивого украшательства, статичного мышления в поэзии и

творчестве, ценил превыше всего естественность, видел превосходство описываемого и вос-

певаемого лирического характера в его естественности. В 68-м сонете Шекспир пишет:

Его лицо – одно из отражений

Тех дней, когда на свете красота

Цвела свободно, как цветок весенний,

И не рядилась в ложные цвета,

Его лицо приветливо и скромно.

Уста поддельных красок лишены.

В его весне нет зелени заемной

И новизна не грабит старины.

Его хранит природа для сравненья

Прекрасной правды с ложью украшенья.

В 84-м сонете Шекспир видит вечность искусства в отражении действительности, го-

воря нынешними понятиями, в реализме, правде жизни:

Пересказав, что сказано природой,

Он создает правдивый твой портрет,

Которому бесчисленные годы

Восторженно дивиться будет свет.

А голоса тебе любезной лести

Звучат хулой твоей красе и чести!

Здесь выдвигается эстетический постулат верности творца правде жизни, поясняется,

что слава, мастерство писателя и поэта зависят от привнесения правды жизни в стихи – «пе-

ресказав, что сказано природой». Поэт уподобляет слагателей фальшивых похвал – тех, кто

привносит украшательства в изначальную красоту – хулителям красоты и чести. «Повсюду

фальшь зовется красотой, / не осталось следа от естественных красок», сожалеет поэт, и при

чтении этих строк возникает мысль, что он написал их, будто бы зная все реалии нашей со-

временности. С этой точки зрения обратим внимание на 127 сонет Шекспира:

С тех пор как все природные цвета

Искусно подменяет цвет заемный,

Последних прав лишилась красота,

Слывет она безродной и бездомной.

Вот почему и волосы, и взор

Возлюбленной моей чернее ночи, –

Как будто носят траурный убор

По тем, кто краской красоту порочит.

Но так идет им черная фата,

Что красотою стала чернота.

Нам следует сказать, что здесь творческие принципы двух гениальных поэтов совпа-

дали.

А теперь вспомним знаменитую сатиру М.А.Сабира, созвучную с идеями М.Ф.Ахундова,

– стихи, начинающиеся строкой «Твой лоб – луна, лицо – солнце, брови – лук стрелы!» – са-

тиру, выступающую против догматических «эпитетов» восточной поэзии, против фальшивого,

неестественного и даже превращающего красавицу в чудище изображения. Эта сатира была

впервые напечатана в журнале «Молла Насреддин» (26 июля 1909, №30) и подписана псев-

донимом «Абунеср Шейбани». Она включена во все издания поэта. В первых двух изданиях

озаглавлена «Подражание нашим поэтам», а в третьем и четвертом издании «Дильбяр».

Твой лунный лоб пленит меня, тревожа и маня,

Джейраньи страстные глаза твои полны огня.

И, как колодцы в знойный день, две ямки на щеках,

И губы – мед, и тело – лен, и брови – тетива.

И шея блещет, как графин, и стан с чинарой схож,

И с плеч спадает ливень кос, как за змеей змея.

И, как пшеничное зерно, веснушка у виска…

Ха-ха! Ты чучела смешней, красавица моя!

(«Пародия на лириков».

М.А.Сабир, Хопхопнамэ, в 2-х томах, т.1, Баку, 2004, стр. 229)

В подобном представлении, и вправду, «бытие ущербно», до странности смешно. Ка-

рикатура, нарисованная выдающимся художником Шмерлингом на эту сатиру, по сути, допол-

няет смысл и значение сатиры, делает ее выразительнее. Эта сатира была протестом великого

поэта против статичного, застывшего, догматичного мышления, против «фальшивых, искус-

ственных эпитетов», она остается современной, актуальной и по сей день.

130-й сонет английского гения XVI века Уильяма Шекспира тоже носит ту же эстетиче-

скую идею, и схожесть идеалов искусства двух великих гениев вызывает изумление:

Ее глаза на звезды не похожи

Нельзя уста кораллами назвать,

Не белоснежна плеч открытых кожа,

И черной проволокой вьется прядь.

С дамасской розой, алой или белой,

Нельзя сравнить оттенок этих щек.

А тело пахнет так, как пахнет тело,

Не как фиалки нежный лепесток.

Ты не найдешь в ней совершенных линий,

Особенного света на челе.

Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.

И все ж она уступит тем едва ли,

Кого в сравненьях пышных оболгали.

И даже в философии «быть или не быть», о которой мы писали выше, присутствует мо-

мент, когда Шекспир и Сабир чуть ли не сливаются. Шекспир хочет умереть: «Все мерзостно,

что вижу я вокруг… / Но как тебя покинуть, милый друг!». М.А.Сабир тоже восклицает: «Я

жажду смерти, а она всё убегает от меня!».

Литературоведы считают Шекспира в какой-то мере новатором в сонетной поэзии. Он

сделал форму сонета более подвижной, необычной по сравнению с классической итальянской.

«Шекспировский сонет» – совершенно особенная, отличная от классического сонета форма.

М.А.Сабир тоже изобрел новый сатирический жанр в метроритмике древнего аруза и

создал школу «сабировского стиха» – школу сатирического жанра на всем Востоке. И этот

жанр распространился на Ближнем и Среднем Востоке, Средней Азии, Восточной Европе, стал

объектом внимания литераторов, переводчиков, исследователей и продолжает им оставаться.

Согласно эстетическим положениям Шекспира в несчастном обществе счастье отдель-

ных индивидов невозможно. Этот горький вывод, к которому пришел поэт, потряс весь его

внутренний мир, его оптимизм сменился пессимизмом. Сабир же отчаянно и беззаветно бо-

ролся против всего этого.

Можно провести много параллелей в аналогическом ключе между творчеством гения

XVI века Шекспиром и гением XX века Сабиром. Это наша первая попытка, расширение ис-

следований в данной сфере – дело будущего

ТАРЛАН ДЖАФАРОВ

http://luch.az/kritika/5351-shekspir-i-sabir.html

Tags: ,

Leave a Reply