|

Триадные циклы и пассионарная теория этногенеза Л.Н.Гумилёва

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (11 votes, average: 0,36 out of 7)
Загрузка...

Приступая к объяснению пассионарной теории этногенеза Л.Н.Гумилёва (далее по тексту – ПТЭ) через модель триадного социума, признаюсь – знакомство с книгой Константина Григорьевича Фрумкина «Пассионарность. Приключение одной идеи» позволило мне глубже разобраться в ПТЭ и даже найти ей обоснование, отличное от тех, что со столь неприкрытым сарказмом были разобраны в указанном труде. Отдельной благодарности заслуживает содержащийся в книге впечатляющий список литературы, из которого я позаимствовал приводимые ниже ссылки на работы в названной области.

Для начала – несколько цитат[1], призванных освежить в памяти читателя упомянутую теорию:

«Автор ПТЭ был уверен, что пассионарность является наследственным (генетическим) признаком, проявляющимся, во-первых, в склонности к активным действиям, и, во-вторых, в способности увлекаться удалёнными, зачастую иррациональными целями. Носителей пассионарности Гумилев назвал пассионариями. Пассионарность, по мысли Гумилева, является источником мотивации, прямо противоположным по своему направлению инстинкту самосохранения, это своего рода «антиинстинкт». По соотношению двух основных «движущих сил» человеческой личности всех людей можно разделить на три категории, а именно:

пассионарии – у них пассионарные импульсы сильнее инстинктивных; они являются важнейшими участниками всех исторических процессов;

гармонические личности, или гармоники, – у них пассионарность и инстинкт самосохранения примерно уравновешены и о которых Гумилев сообщает следующее[2]: «У подавляющего большинства нормальных особей оба этих импульса уравновешиваются, что создает гармоническую личность, интеллектуально полноценную, работоспособную, уживчивую, но не сверхактивную»;

субпассионарии – особи, мотивированные прежде всего своими низшими инстинктами, или, как говорит Гумилев, обладающие «отрицательной пассионарностью». Субпассионарии не способны ни на подвиги, ни на сколько-нибудь успешную трудовую деятельность и, как правило, пополняют ряды бродяг, люмпен-пролетариев, криминальных элементов и наемных солдат. Хотя предводительствуемые пассионариями армии и мятежные толпы часто состоят из субпассионариев, без своих пассионарных вождей субпассионарии способны только на нищенство или разбой».

Комментарий.

Гумилёв писал об «импульсах», Фрумкин – об инстинктах, но оба говорят только о двух силах, движущих людьми – о пассионарности и инстинкте самосохранения. Кроме того, Гумилёв пишет[3]: «… пассионариями в полном смысле слова мы называем людей, у которых этот (пассионарный – М.М.) импульс сильнее, чем инстинкт самосохранения, как индивидуального, так и видового».

В этом различие ПТЭ и триадного подхода к построению социума – триадный подход в качестве движущих человека сил указывает на три инстинкта сохранения – индивидуального (инстинкт самосохранения, эгоизм), родового (половой, родительский инстинкт) и видового (инстинкт сохранения социума, альтруизм). При этом мне представляется очевидным, что нельзя приравнивать, сваливая в одну кучу инстинкт индивидуального и видового самосохранения – интересы индивидуального выживания и выживания социума зачастую противоречат друг другу.

Любого из нас лишь в крайних, предельных случаях можно отнести к тому или иному чистому психотипу, движимому исключительно одним из трёх названных инстинктов – человек является вектором в трёхмерном континууме, в фазовом пространстве, задаваемом как ортогональными векторами тремя инстинктами сохранения. В континууме – значит не существует некоего конечного, дискретного набора личностных черт – человек бесконечно разнообразен, это разнообразие сродни бесконечному разнообразию направлений в трёхмерном пространстве. Три инстинкта являются ортогональными векторами – значит, они существуют в человеке независимо, самостоятельно, и ни один из них не может быть сведён к комбинации двух других.

Продолжение цитаты[4]: «Уровень пассионарности может быть характеристикой не только индивидуума, но и народа – при этом «количество пассионарности», свойственной этносам, Гумилев называл пассионарным напряжением. Обычно уровень пассионарного напряжения истолковывается как доля пассионариев в составе этноса. В этом пункте ПТЭ из своеобразной разновидности соционики и антропологии превращается в настоящую философию истории. Дело в том, что, по мнению Гумилева, уровень пассионарного напряжения предопределяет не только уровень активности данного народа, но и его историческую успешность – энергичным и целеустремленным людям, как правило, сопутствует удача, в том числе и удача военная, поскольку армия из пассионарных воинов более боеспособна. Именно поэтому прямым следствием высокого уровня пассионарного напряжения данного народа обычно становится территориальная экспансия. Связь понятия пассионарности с проблематикой собственно этногенеза вытекает из гумилевской теории возникновения новых народов. По мнению ученого, «эмбрионом» будущего нового этноса обычно становится группа («консорция») высокопассионарных особей, объединенных общей судьбой, – например, участием в военном или колонизационном предприятии. К такой группе примыкают пассионарные представители разных народов, и постепенно она становится «точкой кристаллизации», вокруг которой образуется новый народ.

Из этой теории следует, что «вспышки» этногенеза, последствием которых является возникновение сразу нескольких новых народов, связаны с резким усилением количества пассионарности в данном регионе».

Комментарий.

Обратите внимание – как правило, последствием роста пассионарности социума является война! Пассионарный толчок есть результат снятия пассионарного напряжения, снятия его через начало территориальной экспансии некоей сплочённой группы, члены которой обладают повышенной пассионарностью.

Далее приводятся взятые из того же источника[5] характерные особенности фаз развития этноса (фаз этногенеза):

«В традиционном изложении цикл этногенеза состоит из семи фаз, а именно:

фаза подъема – фаза интенсивного роста пассионарного напряжения, характеризуемая энергичной экспансией нового этноса, резким ростом всех видов его активности;

акматическая фаза (акматика) – фаза временной стабилизации уровня пассионарного напряжения на наивысшем для данного этноса уровне. Характеризуется господством пассионариев жертвенного типа, наивысшим числом подсистем (субэтносов), предельной частотой событий этнической истории;

фаза надлома – начало снижения пассионарного напряжения после акматической фазы, возникновение порождаемых взаимной враждой

пассионариев острых конфликтов внутри этнической системы, ростом числа субпассионариев;

инерционная фаза (фаза инерции) – неумолимое снижение уровня пассионарного напряжения, сопровождающееся укреплением государственной власти и социальных институтов, интенсивным накоплением материальных и культурных ценностей. Эпоха Возрождения и вообще всякое возрождение интереса к культурному строительству и к культурным достижениям прошлого очень часто свидетельствуют о начале упадка пассионарности – пассионарии интересуются не прошлым, а настоящим и будущим;

фаза обскурации – окончательное снижение пассионарного напряжения до уровня ниже гомеостатического «нулевого» за счет значительного увеличения числа субпассионариев. Окончательная деградация этнической и общественной системы, в которой из-за преобладания субпассионариев становится невозможной любая конструктивная деятельность, за исключением направленной на удовлетворение элементарных жизненных потребностей;

фаза регенерации – кратковременное восстановление пассионарности этнической системы за счет пассионариев, сохранившихся на окраинах ареала;

реликтовая фаза – окончательное завершение процесса этногенеза, стабилизации пассионарного напряжения на предельно низком уровне при одновременном достижении гомеостаза с окружающей средой, «прозябание», исключающее как эксцессы, так и какую бы то ни было историческую активность.

Две последних фазы – регенерации и реликтового существования – в некоторых изложениях объединяют в единую, так называемую мемориальную фазу. Общая продолжительность цикла этногенеза составляет около 1200-1500 лет, причем четыре первых фазы (подъема, акматики, надлома и инерции) длятся примерно по 250-300 лет, а заключительные фазы (обскурации и мемориальной) могут быть чрезвычайно короткими – по той причине, что в состоянии низкой пассионарности велика вероятность окончательного прекращения существования этноса ввиду его ассимиляции или уничтожения другими народами. С другой стороны, при благоприятных обстоятельствах реликтовая фаза – когда этнос лишен какой бы то ни было активности и существует как памятник собственному прошлому – может длиться неопределенно долго. Русский народ, или в терминологии Гумилева «великорусский этнос», чье возникновение автор ПТЭ относит к XIII-XIV вв., в настоящее время находится в состоянии перехода к инерционной фазе, которую Гумилев называет «золотой осенью цивилизации».

Поскольку смена фаз развития этноса означает прежде всего изменение уровня пассионарности, то цикл этногенеза может быть представлен в виде графика, у которого по оси абсцисс – время в годах, а по оси ординат – уровень пассионарного напряжения. Этот график получил название кривой этногенеза (см. рис. 17 – М.М.). К сожалению, Гумилев не оставил никаких указаний, касающихся количественной оценки уровня пассионарности, однако, по его мнению, об уровне пассионарного напряжения можно судить по другим, вроде бы поддающимся измерению параметрам: во-первых, количеству субэтносов, то есть этнических групп, составляющих данный этнос, и во-вторых, по «частоте событий этнической истории». Эти два показателя довольно точно индицируют уровень пассионарности, и поэтому кривая этногенеза действительна одновременно для трех шкал на оси ординат.

Наконец, самой таинственной, можно сказать, самой эзотерической частью ПТЭ является учение об «антисистемах». Якобы иногда людьми руководят таинственные энергетические импульсы, чье происхождение связано с существованием физического вакуума, как принципа «Ничто», «Бездны». Это абсолютно деструктивные импульсы, которые побуждают человеческие коллективы бороться с самим принципом существования, поклоняться смерти и уничтожению, и, кроме того, вопреки собственным интересам уничтожать окружающие их ландшафты и общества. Классическим примером «антисистем» по Гумилеву являлись древние гностики, а также связанные с гностицизмом средневековые секты катаров и богумилов. Несмотря на то, что находящиеся в рамках антисистемы люди способны развивать бурную активность, их следует отличать от «обычных» пассионариев, чья деятельность в том или ином смысле конструктивна».

Рис. 17. Изменение пассионарного напряжения этнической системы (обобщение).

Изображённый на рис. 17 график этногенеза взят из книги[6] Л.Н.Гумилёва «Этногенез и биосфера Земли». Ниже приведена относящаяся к этому графику цитата (библиографические ссылки не приводятся, рис. 4 в цитируемом отрывке соответствует рис. 17 в нашем тексте – М.М. ):

«По оси абсцисс на рис. 4 отложено время в годах, где исходная точка кривой соответствует моменту пассионарного толчка, послужившего причиной появления этноса. По оси ординат отложено пассионарное напряжение этнической системы в трех шкалах: 1) в качественных характеристиках от уровня Р2; (неспособность удовлетворить вожделения) до уровня Р6 (жертвенность); 2) в шкале «количество субэтносов (подсистем этноса) индексы n + 1, n + 3 и т. д., где n — число субэтносов в этносе, не затронутом толчком и находящемся в гомеостазе; 3) в шкале «частота событий этнической истории» (событие в нашем понимании, совпадающем с трактовкой, впервые предложенной К П. Ивановым, – процесс разрыва этнических связей). В зависимости от таксономического ранга этнической системы конвиксия (или консорция) – субэтнос – этнос – суперэтнос можно говорить о масштабе события. Для построения кривой пассионарного напряжения мы выделяем события этнического масштаба: столкновения двух или более субэтносов. Пунктирной кривой отмечен качественный ход изменения плотности субпассионариев в этносе (надо полагать, с обратным знаком – субпассионарии постепенно исчезают в фазе подъёма, и вновь возникают в инерционной фазе – М.М. ). Названия фаз этногенеза соответствуют отрезкам, отложенным по шкале времени. Эта кривая есть обобщение 40 индивидуальных кривых этногенеза, построенных нами для различных суперэтносов, возникших вследствие различных толчков. Для каждого толчка качественные характеристики уровня пассионарного напряжения одинаковы, и изменяются они в указанной последовательности от неспособности удовлетворять вожделения до жертвенности. Однако эти характеристики следует рассматривать как некую усредненную «физиономию» этноса. Одновременно в этносе присутствуют представители всех отмеченных на рисунке типов, но статистически господствует тип, соответствующий данному уровню пассионарного напряжения.

Непривычная по виду кривая проявления пассионарности равно не похожа ни на линию прогресса производительных сил – экспоненту, ни на синусоиду, где ритмично сменяются подъемы и спады, повторяясь, как времена года, ни на симметричную циклоиду биологического развития. Предложенная нами кривая асимметрична, дискретна и анизотропна по ходу времени. Она хорошо известна кибернетикам как кривая, описывающая сгорание костра, взрыв порохового склада и увядание листа. Ограничимся первым примером.

Костер вспыхнул с одного края. Пламя охватывает сучья кругом и быстро поглощает кислород внутри костра. Температура падает, и окружающий кислород воздуха врывается внутрь поленницы, заставляя дрова вновь вспыхнуть. После нескольких вспышек остаются угольки, медленно остывшие и превращающиеся в пепел. Для повторения процесса нужен новый хворост и новая вспышка пламени. Так же, если толкнуть шар, — он сначала движется ускоренно, за счет силы толчка; затем теряет инерцию от сопротивления среды и останавливается, точнее, приходит в состояние равновесия со средой, что называется в механике покоем.

Процессы этногенезов, как и вышеописанные, вызываются взрывами, или толчками, внешними по отношению к антропосфере, которая из-за этих импульсов превратилась из монолитной в мозаичную, т. е. стала этносферой; единое человечество стало разнообразным, вечно меняющимся сочетанием особей и микропопуляций, чем-то похожих друг на друга, а чем-то разных, главным образом – по стереотипам поведения.

Причинами толчков могут быть только мутации, вернее – микромутации, отражающиеся на стереотипе поведения, но редко влияющие на фенотип. Как правило, мутация не затрагивает всей популяция своего ареала. Мутируют только некоторые, относительно немногочисленные особи, но этого может оказаться достаточно для того, чтобы возникли новые «породы», которые мы и фиксируем со временем как оригинальные этносы. Ареалы взрывов этногенеза, или пассионарных толчков, отнюдь не связаны с определенными регионами Земли».

[1] Фрумкин К.Г. ПАССИОНАРНОСТЬ. Приключение одной идеи. М., ЛКИ/URSS, 2008. С.11.

[2] Гумилёва Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., из-во Айрис-пресс, 2004. С.293-294.

[3] Гумилёва Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., из-во Айрис-пресс, 2004. С.293.

[4] Фрумкин К.Г. ПАССИОНАРНОСТЬ. Приключение одной идеи. М., ЛКИ/URSS, 2008. С.12.

[5] Фрумкин К.Г. ПАССИОНАРНОСТЬ. Приключение одной идеи. М., ЛКИ/URSS, 2008. С.13-14.

[6] Гумилёва Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. М., из-во Айрис-пресс, 2004. С.355.

Магомед Магомедов
из книги “Путь в Гамаюн”
.

Tags: , , , , ,

1 Response for “Триадные циклы и пассионарная теория этногенеза Л.Н.Гумилёва”

  1. volinsky:

    Еще немецкая классическая философия отмечала несводимость жизни и социума к физическим процессам. Гумилев жил и писал в эпоху торжества исторического материализма и его Пассионарность просто заменяла Мировую Волю Шопенгауэра и Волю к Власти Ницше. Попытки синхронизировать вспышки этногенезов и вообще реконструкция исторических циклов это скорей удачная литературная находка чем научное открытие. Хотя Гумилеву явно не хотелось повторять зады Тойнби , но видимо рост Пассионарности это просто Ответ на Вызов. Если Ответ оказался удачным имеем типичную кривую биологического роста и увядания.
    Главное в теории этногенеза это системный подход в сочетании с этнопсихологией. Тут Гумилев оригинален.

Leave a Reply