|

Тренер паралимпийской сборной России Ирина Громова: Спасибо Азербайджану!

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

qalimovaПаралимпийские игры открываются в Рио-де-Жанейро 7 сентября. В тот же день на центральных спортивных площадках Подмосковья: базах «Озеро Круглое», «Новогорск» и других откроются соревнования для команды российских паралимпийцев, которую отстранили от Игр. Кстати, соревнования на воде, на канале в Крылатском в Москве стартовали еще в субботу, до официального открытия. Призовые суммы на соревнованиях будут идентичны олимпийским, правда, статус, престиж, разумеется, сравнивать не приходится.

Напомним, руководитель Международного паралимпийского комитета (МПК) Филип Крэйвен 7 августа объявил, что комитет принял единогласное решение об отстранении российских паралимпийцев от Игр-2016 и лишении членства Паралимпийского комитета России (ПКР). Крэйвен подчеркнул, что не может быть речи о доверии отдельным российским спортсменам, пока скомпрометирована вся система. 15 августа ПКР подал апелляцию в международный спортивный суд (CAS) в Лозанне, который 23 августа ее все равно отклонил. После этого большинство российских паралимпийцев подали личные иски в тот же суд, но их все сразу же отклонили.

В итоге лицензии российских спортсменов были на прошлой неделе переданы другим странам. Все их приняли, и лишь Азербайджан возмутился.

«Их лицензии неизвестными нам способами распределили между спортсменами других стран. Азербайджан получил три лицензии. Но мы эти лицензии не заработали. Как может спортсмен, не заработавший лицензию, принять участие в Олимпиаде?» — недоумевал министр молодежи и спорта Азербайджана Азад Рагимов.

В интервью порталу «Москва – Баку» тренер паралимпийской сборной России Ирина Громова рассказала о том, какие чувства вызвал у нее поступок азербайджанских коллег.

— Ирина Александровна, как известно, в Баку заявили об отказе от трех дополнительных лицензий на Паралимпиаду, предложенных ему за счет российской команды. Поступок благородный…

— Конечно, очень достойный и красивый. Мы — соседи, мы — друзья. Надо подставлять друг другу плечо. Спасибо Азербайджану! Сегодня нас отстранили, завтра еще кого-то отстранят по каким-то причинам. Но хотелось бы, чтобы не только Россия и Азербайджан об этом знали. Дойдет ли это до участников Игр в Рио, до других команд? Узнают ли они, что не только Россия недовольна, но и другие страны тоже солидарны с нами. Надеюсь, что этот жест даст свои последствия, зарубежная пресса начнет комментировать.

— А по каким критериям МПК перераспределил российские лицензии другим странам? 22 лицензии досталось США. Есть какие-то правила на этот счет?

— Это надо спросить в МПК. Они там сами делили. Лицензии же надо зарабатывать. В каждом виде спорта должны быть спортсмены, которые к определенному сроку, к дедлайну сдали нормативы. И потом уже страна подает списки в МПК. МПК после этого делит. Нам, допустим, в легкой атлетике выдали больше 70 лицензий, в плавании – больше 50-ти. Любой чайник не поедет. И я не знаю, как можно было так быстро разделить столько лицензий по 20 видам спорта?! Может, они заранее уже все решили. Но я уже не следила за этим. Что свершилось, то свершилось. Надо пережить это и жить дальше.

— Некоторые упрекали ПКР в бездействии в период между 7-м и 23 августа, то есть между решением МПК и поражением ПКР в международном спортивном суде (CAS). Можно ли было за это время еще попытаться найти компромисс с МПК? Говорят, что вместо дипломатии, вместо попыток найти общий язык с Крейвеном, из комитета лишь звучали бодрые заявления типа: если уж пустили в Рио «обычную» сборную, то паралимпийцев допустят и подавно.

— Мы же не знаем. Может, они и общались, и пытались договориться. Мне бумаг не присылали, на исполкоме я не была. Но когда в суд от нас пошли уже индивидуальные иски, там их не приняли автоматически. В отказах было написано, что они предлагали ПКР сразу, в изначальный иск включить соистцами самих спортсменов. Я не очень сильна в юридических вопросах, но насколько я понимаю, предлагали включить всю команду. ПКР отказался это сделать.

Наверно, много было совершено ошибок. Но теперь надо уже думать о будущем, о том, какие усилия предпринять, как возвращаться в МПК.

— МПК устами своего пресс-секретаря Крэйга Спенса сообщил, что «комитет разрабатывает критерии восстановления членства Паралимпийского комитета России». Это что, будут какие-то новые, особенные критерии?

— Я пока себе не представляю, какие могут быть новые, необычные критерии. Что, форму отныне носить не в красных, а в синих тонах?! Пить не воду, а газировку?! Помните, полгода назад Всероссийская федерация легкой атлетики тоже получила критерии, точнее пожелания от международной федерации. Все пожелания были исполнены. И что толку-то? Все равно всех не пустили.

— Филип Крэйвен считался очень лояльным к России человеком. Он даже носил ордена Дружбы и Почета Российской Федерации. Почему он так резко сменил отношение к стране, как вы предполагаете?

— Предположений-то много. Он достаточно эмоциональный человек. Наверно, ему рассказали сказку о том, что у нас тут все плохо. Наверно, он был шокирован и первой его реакцией было все запретить. Ну или вторая версия — чисто политика. Вызвали, объяснили, сказали – все, должен сделать. Вызывает его, например, одно из первых лиц и говорит: ты должен сделать так-то и так-то. Чтобы отказать в такой ситуации, представляете, какой надо быть сильной личностью? Вот он оказался, видимо, не такой сильным, чтобы пойти против своих.

— Обвинения в ваш адрес, конечно, не доказаны, но факт в том, что российские паралимпийцы в Сочи завоевали сразу вдвое больше медалей, чем в Ванкувере (80 против 38), причем преуспели в циклических дисциплинах — беге, лыжах, тяжелой атлетике, плавании (кто быстрее пробежал или дальше прыгнул, кто больший вес поднял). И именно в этих дисциплинах допинг может заметно влиять на результат. Как бы вы прокомментировали такие подозрения?

— Мало ли кого мы можем обвинять. Есть пробы, тесты, которые сдавали все спортсмены. У каждого атлета есть допинговая история. Это же не так, что нас год никто не проверял, и мы чего-то накушались. В Сочи открытие Игр было 7 марта. В начале марта, когда мы еще были на сборах в Швейцарии, приезжал допинг-контроль. Обвинять вот на таком уровне могут в детском саду ребятишки. Но когда вы на таком уровне обвиняете, нужны какие-то доказательства. А то: один сказал, другой сказал.

Говорят: «независимый доклад Макларена». Но выясняется, что этот адвокат Макларен сам раньше работал в ВАДА. Значит, независимым его нельзя назвать. Какие-то лица «давали ему показания» – это тоже неизвестные лица. Я понимаю, что на каком-то уровне можно просто так обманывать. Но это уже большой спорт, нельзя так голословно.

Мне кажется, уже первые лица страны должны разбираться в такой ситуации, если остальные не могут справиться с этим безобразием.

— В какой атмосфере открываются теперь состязания в Подмосковье? Какое настроение у атлетов?

— В общем-то, тяжело. Но все же речь идет о спортсменах. Так что дух соперничества возникнет. Улыбки появятся. Какие будут результаты, сказать не могу. Команды большие. Есть классы, дисциплины, где человек один участвует в классе. С кем ему соревноваться? Но что-то будет придумываться. Посмотрим. Сначала от ребят шли одни эмоции, но просто взять и всех по домам распустить – тоже тяжело. В принципе соревнования нужны. Пообщаться между собой. Торжественное открытие и закрытие — все это должно быть. Сейчас ребята выступят, потом по домам разъедутся, к родителям, к женам, отдохнут — и станет полегче.

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62