|

Сергей Багапш: кем он останется в истории?

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 votes, average: 1,00 out of 7)
Загрузка...

29 мая после продолжительной операции ушел из жизни президент Абхазии Сергей Багапш. Для кого-то Багапш был президентом свободной Абхазии, для кого-то олицетворением происходящих в этой стране перемен, связанных с экономическими реформами и дистанцированием от власти силовиков, для кого-то это президент-правозащитник, боровшийся за права народов на пространстве бывшего СССР. Однако ни характер деятельности Багапша, ни тот исторический и геополитический контекст, в рамках которого он вел свою страну к независимости, а народ к самоопределению, не позволяют ограничиться какими-то конкретными узкими рамками, которые могли бы охарактеризовать его как деятеля и как личность.

В продолжительном глобальном геоэкономическом кавказском споре о протяженности трубопроводов и приверженности демократии Сергей Багапш всегда играл за команду евразийцев-интеграционалистов. Развивая идеи валютного и таможенного союза с Россией, интегрированной системы безопасности, он всегда чувствовал тонкие настроения своего народа, и никогда не увлекался интеграцией, преследуя, прежде всего, народные интересы. Именно опора на народные ожидания не позволяла ему стать таким же игроманом как Саакашвили, утратить чувство реальности и променять демократию на дюжину новых галстуков.

Его идея о сближении с северным соседом на протяжении всей его политической карьеры менялась от союзного до ассоциированного государства, однако идея самоопределения и суверенитета для абхазского народа, его права выбрать самому свою историческую судьбу, никогда не уходила из его выступлений. К тому же в отличие от Игоря Смирнова или Бако Саакяна он никогда не замыкался на местечковом сепаратизме для Абхазии. Он выступал как международный деятель, призывающий к широкому самоопределению всех народов, оказавшихся волей судьбы и международных организаций в границах тех государств, которые поощряли национализм вплоть до расизма, а местами брались за оружие, чтобы «решить вопрос» с этническими меньшинствами.

Во многом Сергей Багапш войдет в историю именно как президент-правозащитник, организатор пересмотра постсоветского порядка в Молдавии, Грузии и других странах, как инициатор международной организации «За демократию и права народов», собравшей широкий фронт против идей, насаждаемых ГУАМ и «международными» фондами, народный фронт из приднестровцев, абхазов, осетин. Абхазское государство за время его правления гарантировало использование родного языка всем этническим меньшинствам страны, обеспечило религиозную свободу.

Даже самые откровенные противники Багапша из числа грузинских политиков и «правительства Абхазии в изгнании» опасаются называть его националистом. Это очень редкое явление для всех новых государств, образованных с середины 1980-х годов, созданных именно националистами. Грузинская пресса пытается показать Сергея Багапша как диктатора-националиста, хотя именно националистические идеи никогда ему не были свойственны: за то время, пока Багапш был вице-премьером, премьер-министром и президентом Абхазии, в отношение грузин никогда не применялись методы этнических чисток или принудительного переселения. Даже жена Сергея Багапша, Марина Шония, также является этнической грузинкой.

Вопрос демократии также всегда стоял в первом ряду приоритетов главы государства. Выборы президента 2004 года были для Багапша апогеем борьбы с 11-летним авторитаризмом силовой верхушки, тесно сплетенной с государственным аппаратом.

Грузино-абхазский конфликт оставил огромный шрам на судьбе абхазского народа: сложилась культура войны, должности в государстве занимались не согласно поставленным задачам, а исходя из военных заслуг, кандидаты в президенты служили в армии или КГБ, полностью развалилась социальная политика. Преодолевать этнополитический конфликт должен был человек, который сможет гарантировать правовой режим в стране. Выступая с позиций экономического развития, народных интересов и демократии, Багапш нажил себе значительное количество недругов, а выборы 2004 года чуть не превратились во внутриабхазский гражданский конфликт между бывшими и действующими силовиками с одной стороны и прогрессивными социальными и экономическими силами с другой. Вторая сторона поддерживала Сергея Багапша. В его программе были пункты, посвященные взаимовыгодному экономическому союзу с Россией, демократия, права народов.

Однако борьба с военным лобби и силовиками во власти не означала, что верховная власть отворачивается от народной борьбы за свободу. Грузинские карательные операции в Абхазии, интервенции и этнические чистки, втрое сократившие население страны, были остановлены благодаря провозглашенному праву народа на самооборону. Лучшие сыны абхазского народа сложили головы в грузино-абхазском конфликте. Президентство Багапша также ознаменовалось широкой социальной поддержкой военнослужащих, поддержкой семей, потерявших в конфликте родственников, реабилитацией жертв конфликта.

Главный же результат политики Сергея Багапша – это признание Абхазии. Созданная фактически как некоммерческая организация, Абхазия стала полноценным государством, новой закавказской демократией, с которой стремятся выстроить отношения даже такие акторы международных отношений как Турция. Это главное наследие Сергея Багапша и самый ценный подарок своему народу, который невозможно переоценить. Свобода.

Виталий Трофимов-Трофимов

Tags: , , , , , , , , , , ,

2 комментария for “Сергей Багапш: кем он останется в истории?”

  1. batal:

    Хорошая статья. Действительно «он всегда чувствовал тонкие настроения своего народа, и никогда не увлекался интеграцией, преследуя, прежде всего, народные интересы»

  2. Хорошая статья. Действительно “он всегда чувствовал тонкие настроения своего народа, и никогда не увлекался интеграцией, преследуя, прежде всего, народные интересы”

Leave a Reply