|

Русские сектанты в Северном Азербайджане

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

russkiye staroveriЗавоевывая северные земли Азербайджана Российская империя проводила здесь переселенческую политику, суть которой заключалась в создании в завоеванных землях этно-конфессиональную опору для установления политической власти империи в регионе. Принимая за основу данную политику, Россия начиная с первой трети XIX века стала целенаправленно переселять в Северный Азербайджан иноэтничные, иноверные, иноземные народности, в результате в этнической номенклатуре страны появился новый этнос – русские.

Проблема русской колонизации до самого последнего времени относилась к слабо освещенным страницам истории Азербайджана. Не являясь объектом специального исследования отдельные аспекты проблемы были освещены как российскими кавказоведами дореволюционного периода, так и отдельными исследователями XX века.

Проблема переселения русских сектантов в Северный Азербайджан исследовалась в трудах отдельных историков, но не являлась объектом исследования как в российском кавказоведении, так и в азербайджановедении. В последние годы в азербайджанской историографии появились ряд публикаций по интересующей нас проблеме. Так, в своей статье Ф.Э.Багиров затронул вопрос о русской колонизации Северного Азербайджана.[i] При этом он впервые в азербайджанской историографии беря за основу исторические документы указал точную дату образования русских поселений в Северном Азербайджане: «Первым законодательным актом о водворении русских переселенцев на территории Закавказья является закон от 20 октября 1830 года».

Изучая проблему русской колонизации Северного Азербайджана мы в своих трудах[ii] рассмотрели историю появления нового этноса в этническом составе народонаселения Северного Азербайджана, образования русских поселений, цели и задачи русской колонизации, которая являлась составной частью колониальной политики Российской империи. Показаны юридические основы русской колонизации в Северном Азербайджане на рубеже XX века. Прослежено заселение Муганской и Мильской степей в начале XX века.

В вышеуказанных работах была изучена русская колонизация, не акцентируя на конфессиональной градации переселенцев. И в целом русская колонизация прослеживалась с проблемой переселением русских православных крестьян, и тем самым переселение русских сектантов оставались за пределами дефиниции «русская колонизация». Хотя как русское православное население, так и русские сектанты являлись составной частью русской колонизации.

В данной работе объектом исследования является переселение русских сектантов в Северный Азербайджан, как составная часть переселенческой политики Российской империи на Кавказе.

Данная работа, основанная на фактические материалы, а также на исторические документы дает возможность проследить историю поселений русских сектантов, а также на основе статистических данных показать удельный вес русских сектантов в этнической номенклатуре Северного Азербайджана в исследуемый период. А также необходимо принять во внимание новый подход к проблеме, а именно в отличие от работ советских исследователей, изучающих русскую колонизацию в исследуемый период, мы в своих трудах, а также в данной работе рассматриваем историческую географию Северного Азербайджана в исторических территориальных границах страны. Поэтому русские сектантские поселения будут изучаться не только по Бакинской, Елизаветпольской губерниях, а также по Иреванской губернии и тем самым будет объективно освещена история поселений русских сектантов на азербайджанских землях в исследуемый период.

Точная дата начального этапа переселения русских сектантов на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан, как и место, где они обустроились, до недавнего времени оставались неустановленными.

Русские кавказоведы дореволюционного периода не были едины во мнении относительно исходной даты водворения русских сектантов в Северном Азербайджане. Так, А.Берже считал, что русские сектанты появились в Северном Азербайджане в 1832 году.[iii] Другие кавказоведы отсчетную дату переселения русских сектантов относили к 1834 году.[iv]

Е.Максимов считал, что процесс переселения был начат в 1838 году, когда русских старообрядцев водворили в село Вель Ленкоранского уезда.[v]

Изучая данный вопрос мы рассматривали ряд документов,[vi] один из которых гласит, что первое русское сектантское поселение в Северном Азербайджане было создано в 1830 году – в Гызыл Гышлаке духоборами из донских казаков.[vii] Принимая за основу документы АКАК, которые являются наиболее достоверными, мы придерживаемся позиции тех специалистов, которые принимают 1830 год за начальную дату заселения русскими сектантами Южного Кавказа, в том числе Северного Азербайджана.[viii] В этом документе показано: по указанию Государственного Совета от 20 октября 1830 года, «духоборы, иконо-борцы, молокане, иудействующие и другие признаны особенно вредными, и поэтому соответствующими государственными инстанциями было решено «раскольников вышеупомянутых сект из людей казенного ведомства переселить, а их единомышленников водворить впредь в Закавказье.[ix] Переселение русских сектантов осуществлялось следующим образом: крестьян, признанных по суду виновными в распространении ереси и привлечении других к ней, отдавали в солдаты в Кавказский корпус. Не способных к воинской службе, как и женщин, высылали для водворения на Южный Кавказ.[x]

Переселенные в пределы Северного Азербайджана в первой половине XIX века сектанты делились на четыре категории: 1) молокане; 2) старообрядцы; 3) субботники или иудействующие; 4) скопцы и духоборы. Следует отметить, что самая известная русская секта в Северном Азербайджане были молокане, которая состояла из следующих подгрупп: воскресенские, прыгуны, хлысты, «общие», «кроткие» или назареевы. Исследуя данную проблему мы выявили интересные факты, а именно что в начале XIX века Северный Азербайджан не только заселялся неугодными Российской государственности конфессиональными элементами, а также за период хронологического исследования Северный Азербайджан являлся «родиной» новообразовавшихся христианских сект – прыгунов и «общих». Хотя до нашей данной работы дореволюционный русский кавказовед Н.Преображенский в своих трудах указывал, что, Кавказ является родоначальником только одной секты – хлыстов, представители же других сект, это результат переселенческой политики Российской империи на Кавказе.[xi] Однако мы берем за основу исторические документы и реальные факты приведенные отдельными кавказоведами указываем, что прыгуны и «общие» в первой половине XIX века отказались от молоканской секты, причиной которого являлись различные факторы, как бытовые, так и конфессионально-идеологические.

Первые переселенцы-сектанты в Северном Азербайджане как было выше указано были молокане,* которые были поселены на землях Гарабага. Следует отметить, что молокане как секта возникла в конце 60-х годов XVIII века среди государственных крестьян, а также приобрела последователей в среде мещан и купечества Российской империи. На азербайджанские земли молокане стали переселяться в начале 30-х годов XIX века.

В 1832 году члены молоканской Воскресной секты поселились в урочище Дудагчи Варандинского участка Гарабагского уезда. В 1833 году другая часть молокан Воскресенской секты была поселена в урочище Аладдин. Однако из-за неблагоприятных климатических условий Воскресенские молокане села Дудаг-чи и урочища Алладин в 1839 году переселились в урочище Базар-чай, а оттуда часть их в 1841 году разместилась в урочище Баллу-каяэ а другая часть в 1842 году поселилась в селении Гара-булага.[xii]

Как свидетельствуют исторические документы из молоканского раскола образовалась в 1841 году Шепиловская секта или «общие», или Акинфия Попова была распространена в Шушинском, Шамахынском, Ленкоранском уездах.[xiii] Тогда же «общие» появились в Александропольском уезде Иреванской губернии.[xiv] За пропаганду идей этой секты ее основатель А.Попов в 1843 году был сослан в Сибирь, в Енисейскую губернию, село Обетованное.[xv] Эта секта была вроде особого братства. В своем вероучении «общие» считали основным правилом своего учения отрицание частной собственности.[xvi]

Правительство считало эту секту вреднее молоканской, ибо в этой секте игнорировалась частная собственность, а члены общества были соединены между собой духом общества, находились под строгою дисциплиною своих наставников.[xvii]

В 1854 г. Лукьян Петрович проник в Иреванскую губернию и сел. Еленовка* Новобаязетского уезда привлек два семейства к идее «общих». После идеи этой секты проникли в сел. Константиновка той же губернии.[xviii]

В своих исследованиях Н.Дингельштаддт указывал к 1853 году на Южном Кавказе было примерно 60 семей «общих». В 1854 году все члены секты пожелали объединиться в селе Николаевка, всего 123 семьи и 23 одиночки, общим числом 645 сел.[xix] Представители Кавказского Наместничества считали целесообразным разместить всех общих в одном селе, ибо это помогло бы локализовать их конфессиональную агитацию. В результате, «общие» были поселены в почтовой станции Гызыл-агач. Этим сектантам отвели 297 дес. земли. К 1909 году «общих» в этом селе было 795 чел.[xx]

В середине XIX века из молоканской секты образовалась новая секта прыгуны, называющие себя лютеранами.[xxi] Придерживаясь правил молоканства, они исполняли эти правила гораздо строже. Переходя от поста к молитве и от молитве к посту, «ревнители истинной и чистой веры, как они себя называли на первых порах, – скоро дошли до прямого общения с духом.[xxii]

Прыгунами стали сектанты из Саратовской губернии. Прыгунство было распространено в Иреванской губернии и частично в Бакинской губернии.[xxiii]

Прыгуны в Иреванской губернии появились в 1852 году. В январе 1853 года стало известно о появлении прыгунов в селах Никитинское и Воскресенское Александропольского уезда, а также об их последователях в других молоканских селах. Но большого распространения в губернии, за ее пределами, вчастности из Александропольского уезда, они тогда не получили. Только в 1854 году появилось первое официальное сообщение о появлении прыгунов в селах Еленовка, Семеновка и Константиновка Новобаязетского yeздов.[xxiv]

После эти сектанты вышли за пределы Иреванской губернии и образовали село Андреевка Ленкоранского уезда Бакинской губернии.[xxv]

Прыгуны соблюдали христианские праздники (Благовещенские, Рождество Христово, Крещение, преображение) и пять моисеевых (Пасха, Пятидесятница, Память Труб, Судный день и Кущу).[xxvi]

Таинственная сторона прыгунского учения, заключалась их вере в «духовную пляску», которая привела к тому, что прыгуны, выделявшиеся из молоканства, были составлены в списке вредных сект еще в виде молокан.[xxvii]

Другая секта, отличавшаяся от молокан, были «кроткие» или назареевы. Они признавали духовное пришествие Христа, но отвергали рождение его от Девы Марии. В общине не было административного правления. Быт назареевых от молокан резко не отличался. Но они не употребляли мясо. Поселение «назареевых – кротких» в основном были расположены в селении Гозлучай Шамахынского уезда и в селениях Хильмеллы и Астраханке Ленкоранского уезда.[xxviii] Представители этой секты были в основном из Самарской губернии.[xxix]

Другая секта молоканства — христововеры, или «хлысты» также обосновались в эти годы в селе Астраханке Ленкоранского уезда, куда они переселились из Тамбовской губернии.[xxx]

В Северный Азербайджан в первой половине XIX века кроме молокан переселились сектанты-раскольники, а также старообрядцы, которые подвергались гонениям на Руси с 60-х годов XVII века.

Впервые старообрядцы* появились на территории северных земель Азербайджана в 1838 г., когда они основали в Ленкоранском уезде в деревне Вель поселение.[xxxi] Хотя отдельные первоисточники указывают, что поселение Вель, было образовано еще в 1834 году.[xxxii] Но кавказоведы дореволюционного периода и исследователи XX века берут за основу дату образования деревни Вель 1838 год, поэтому мы также придерживаемся этой даты. Старообрядцы не желали обращаться к Православной церкви и не признавали православные обряды, они хотели иметь у себя беглых попов. Эта секта была малочисленной и в отличие от других сект широкого ареола распространения в стране не имела.

Субботники – последователи жидовствующей* секты считают себя последователями закона Моисея и ограничиваются также выполнением некоторых наружных обрядов, а именно: совершают обрезание, празднуют субботу, Пасху, судный день и гробное служение, читают и поют библейские песни на еврейском языке, но написанные на кириллице, содержат раввинов, почитают единого Бога, но отвергают веру в Иисуса Христа, ожидают пришествия Мессии, не признают христианские таинства и святые иконы, не постятся, в большинстве случаев венчаются сами и разводятся по произволу.[xxxiii]

К субботникам также относились талмудисты. Следует отметить, что отдельные исследователи субботников-жидовствующих причисляли к русским сектантам, субботников-талмудистов к еврейской народности.[xxxiv] Но с позицией вышеуказанных исследователей мы не можем согласится, так как Талмуд это учение, а последователи любого учения, а также Талмуда могут быть представители всех этносов, и в данном случае последователи этого учения были русские. Принимая во внимание исторические документы мы субботников делили на две группы: субботники-талмудисты; субботники-ийдействующие.

В эти годы переселились в Северный Азербайджан более вредные сектанты, чем молокане. Это были скопцы и духоборы.

Скопцы* появились в Северном Азербайджане в 1834 г. на урочище Алты-Агач Шамахынского уезда, а также на урочище Гяряки Гарабагского уезда в 1834 г.[xxxv] Первые скопцы были выходцы из Курской губернии.[xxxvi] В отличии от молокан Кавказское наместничество к этим сектантам относилось довольно жестко.[xxxvii] Тому были определенные причины. Как свидетельствуют документы Шамахынские и Агачские скопцы дошли в своих религиозных действиях до крайнего фанатизма.[xxxviii] Беря за основу данный документ, а также принимая во внимание неоднократные попытки со отдельных скопцев в насильственном принуждении отдельных членов к скоплению в 1853 г. кавказская администрация решила: 1) непримиримых скопцев сослать на Аланские острова, а также в инвалидную роту, расположенную в Кутаисской губернии; 2) всех фанатичных скопчих разместить прачками по госпиталям Южного Кавказа.

Духоборы появились на Южном Кавказе, а также в Северном Азербайджане, ближе к середине XIX века. В 1839 году был издан указ, согласно которому их выселили с Молочных вод на Южный Кавказ – в Ахалцихский и Елизаветпольский уезды. В 1840-м и 1842-м годах они образовали селения Ново-троицкое, Ново-спасское и Ново-горелое.[xxxix] В 1844 году появилось еще одно село духоборов – Славянка.[xl] Кавказское Наместничество также предполагало поселить 100 семей духоборов в Нахчыванском, Ленкорансокм и Губинском уездах и считала целесообразным заселить мелитопольских духоборов в Гокчинском участке.[xli] В 1845 году из Таврической губернии переселили на Южный Кавказ около 1500 духоборов.[xlii] Однако, когда они узнали, что чиновники местной администрации хотят их отправить на пустопорожние земли, в село Арах-тепе Айрумского участка Елизаветпольского уезда, то просили поселить их в Ахалцыхском участке Ахалцыхского уезда. Свою просьбу они основывали тем обстоятельством, что «почти все из них имеют с находящимися там духоборами родственные связи, а некоторые даже принадлежат к одним с ними семействам.[xliii] Поэтому Палата Государственных Имуществ разрешила духоборам перезимовать в Ахалцыхском участке, а затем решить, где им поселиться.[xliv]

К середине 80-х годов XIX века на Южном Кавказе проживали 3.306 духо-боров, из них в Северном Азербайджане было 2.297.[xlv] В виду того, что в конце XIX века в Духобории возник социальный конфликт и имело место религиозно-имущественных споров. Часть духоборов эмигрировала в Канаду, в результате секта духоборов прекратила свое существование в Тбилисской, Елизаветпольской губерниях.[xlvi] Эти события отрицательно повлияли на динамику поселения духоборов, и численность их сократилась в Северном Азербайджане и составила около 2000 чел. После вышеуказанных событий представители российского правительства считали их менее «вредными» ибо костяк духоборов был распылен.

Принимая во внимание вышеуказанное можно сделать следующее заключение: в исследуемый период в целях образования в чужой завоеванной стране социально-конфессиональную опору даже в лице сектантов, русский этнический элемент служил оружием для установления политической власти и социальной опорой колониальной политики Российской империи.

 

Литература

 

* Молокане – признают Библию, и проповедуют общепротестантскую идею «спасение верой». Веруют в Христа и Святую Троицу, признают Священной Писание, пророков и апостолов, собираются в 7-й день недели для пения псалмов и духовных песен, содержат посты, сами сопрягают браки, нарекают имена младенцам и провожают умерших к погребениям с пением псалмов, но таинства не употребляют (см. Клебанов А.И.), с.176; АКАК, т.X, с.283.

*Еленовка – возникла в середине XIX века и названием своим обязана одной весьма известной на Южном Кавказе вице-губернаторше, которая переиспытав многое в Европе, Азии и Америке, чуть ли не превратилась в последовательницу буддийской веры.

*Старообрядцы – раскольники, держась старопечатных книг и древних церковных обрядов, они отвергали исправления и перемены в церковных книгах и придерживались учению и примеру первых 5-ти российских пат патриархов, бывших до Никона.

*Жидовствующие – ересь, известная под этим именем, появилась в Новгороде во II половине XV в. и оттуда перешла в Москву. Основоположником этого течения был еврей Сакария, приехавший из Киева в Новгород, Первыми его последователями были священники: Дионисий и Алексий. Жидовствующие отрицали многоженство и духовную иерархию, отвергали поклонение иконам, не верили в таинство причащения, отрицали троичность божества и божественность, а также отказывались признавать бессмертие человеческой души. При кн. Василии III эта ересь получила тяжелый удар, но в период возникновения старообрядчества жидовствующие вновь ожили.

*Скопцы – религиозная секта, образовавшаяся в России в XVIII в. После разгрома крестьянских восстаний. Крайний аскетизм, который проповедовался сектой, был логическим продолжением христианского вероучения, утверждающего, что источником греховности человека являются плотские, мирские желания. См. Клебанов А.М. Из мира религиозного сектантства. М., 1974, с.22.

[i]Багиров Ф.Э. Из истории переселенческого движения в Закавказье (Азербайджане) в XIX веке. Известия АН Азербайджана, СИФП, 1894, №№1-4.

[ii]Вердиева Х.Ю. Переселенческая политика Российской империи в Северном Азербайджане. Баку, 1999; Вердиева Х.Ю. Русская колонизация в Северном Азербайджане в начале XX века. – Tarixvя onunproblemlяri, 1999, №1.

[iii]Берже Р. Русские раскольники, поселенные в Бакинской губернии. – «Кавказ», 1868, №9, с.1.

[iv]Липранди А., Волынец А. Кавказ и Россия. Харьков, 1911, с.136.

[v]Максимов Е. На Кавказе. –Журн. «Дело», 1867, №5, с.68.

[vi]Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссиею (далее – АКАК), т.Х, Тифлис, 1885, док.293, с.281; Всеподданнейший отчет о проведенной в 1905 году, по высочайшему повелению, сенатором Кузминским A.M. ревизии города Баку и Бакинской губернии. Б.г.б.ш., с.507.

[vii]АКАК, т.Х, док.293, с.281

[viii]Козлов В.И., Комарова О.Д., Степанов В.В., Яшсков А.Н. Проблемы адаптации русских старожилов в Азербайджане. – «Советская этнография» (далее – СЭ), 1988, №6, с.36.

[ix]АКАК, т.Х, док.283, с.281.

[x]ПСЗ – II, т.5, отд.1, №4010, с.1-2.

[xi] Преображенский Н. «Очерки по истории сектантства». Журн. «На Кавказе». Тифлис, 1909, т.2, №5.

[xii] АКАК, т.X, с.283.

[xiii] Государственный Исторический Архив Азербайджанской Республики (далее – ГИА Азерб.), ф.45, оп.2, д.39, л.146.

[xiv] Кавказский Вестник, 1902, №5, с.28.

[xv] АКАК, т.X, с.299-300.

[xvi] Кавказский Вестник, Тифлис, 1902, №5, с.28.

[xvii] АКАК, т.X, с.299-300.

[xviii] Дингельштедт Н. Указ. раб., с.48.

[xix] АКАК, т.X, с.299-300.

[xx]ГИА АР, ф.44, оп.2, д.1076, л.14.

[xxi] АКАК, т.X, с.283.

[xxii]Дингельштедт Н. Закавказские сектанты. Первые прыгуны в Закавказье. Спб., 1885, с.1.

[xxiii] Там же, с.45.

[xxiv]Дингельштедт Н. Указ.раб. с.16, 42.

[xxv]Дингельштедт Н. Указ. раб., с.44-46.

[xxvi] Кавказский Вестник, Тифлис, 1902, №5, с.28.

[xxvii]Дингельштедт Н. Указ. раб., с.16.

[xxviii] Кавказский вестник, Тифлис, 1902, №5, с.28; Газ. «Кавказ», №10, 1868, с.3.

[xxix] ГИА Азерб., ф.45, оп.2, д.26, л.5.

[xxx] Преображенский Н. Указ.раб.

[xxxi] НАИИ (1650), л.34.

[xxxii] Обзор Бакинской губернии за 1903 год. Баку, 1904, с.28.

[xxxiii] АКАК, т.X, с.283.

[xxxiv] Берже А. Указ.раб. См. «Кавказ», 1868, №10, с.3; Клибанов А.И. История религиозного сектантства в России. Москва, 1965, с.197.

[xxxv] АКАК, т.X, с.288.

[xxxvi] ГИА Азерб., ф.44, оп.2, д.30, л.9.

[xxxvii] ГИА Азерб., ф.44, оп.2, д.34, л.1.

[xxxviii] АКАК, т.X, Тифлис, 1885, с.297, док.300.

[xxxix] НАИИ (1650), лл.33, 34.

[xl] АКАК, т.X, с.118.

[xli] АКАК, т.X, с.119.

[xlii] АКАК, т.X, с.119.

[xliii] АКАК, т.X, с.119.

[xliv] Известия Кавказского отдела имп. Русского географического общества (далее – Известия КОИРГО), т.XVIII, 1905-1906 годы, Тифлис, 1906, с.176.

[xlv] ГИА АР, ф.45, оп.2, д.19, л.71об.

[xlvi] Величко В.Л., Кавказ. Русское дело и междуплеменные вопросы. С.Петерб ург, 1904, с.206.

Хаджар  Вердиева,доктор  исторических   наук,
 старший  научный  сотрудник   Архива   Политических   Документов   Управления  Делами  Президенте  Азербайджанской  Республики

 

Источник: Humanitar elmlərin öyrənilməsininin aktual problemləri. Ali məktəblərarası elmi məqalələr məcmuəsi.

Актуальные проблемы изучения гуманитарных наук.

Межвузовский сборник научных статей.Bakı, №2, 2006. C.261-266

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply