|

Равиль Бухараев – крупнейший татарский поэт века – покинул наш мир

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (3 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

Равиль Бухараев – крупнейший поэт века – покинул наш мир 24 января 2012 года в Лондоне в своём доме скоропостижно скончался виднейший поэт, прозаик, переводчик, драматург, Заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, общественный деятель Равиль Бухараев.

Многие не без оснований почитали его как самого крупного поэта современного татарского мира, значительного русского поэта и просветителя. Биография – необычное в обычном Равиль Раисович родился 18 октября 1951 г. в Казани в Новотатарской слободе в семье студентов-математиков. Отец будущего поэта Раис Гатич Бухараев (24 апреля 1929, Томск — 31 июля 2009) – доктор технических наук, доктор физико-математических наук, профессор.

Уже в школе Равиль начал писать стихи, а после поступления на механико-математический факультет Казанского университета, стал заниматься и переводами с татарского языка, а также историческими исследованиями. В 1974 г. с отличием закончил Казанский государственный университет по специальности математика и поступил в аспирантуру МГУ по теоретической кибернетике, которую закончил в 1977 г. В том же году его приняли в Союз Писателей СССР как самого молодого члена в те годы. В 1979-1980 гг. он работал консультантом Союза Писателей РСФСР по республикам Поволжья и Калмыкии, много ездил по СССР как участник писательских фестивалей и по самостоятельным командировкам. Занятия детскими переводами привели к драматургии, и в 1984 г. он стал писать пьесы для Казанского кукольного театра, которые вошли в «золотой фонд» театра и вновь ставятся через двадцать лет («Волшебные сны Апуша»). В 1986 г. Равиль был удостоен премии имени Мусы Джалиля за стихи и переводы классической татарской поэзии.

В 1986-87 гг. Бухараев по командировке СП СССР учился венгерскому языку в Будапеште, результатом чего стало то, что он не только стал переводчиком венгерской литературы, но и поэтом на этом языке. За сочиненный на венгерском языке венок сонетов – первый в истории венгерской литературы! — его приняли в Венгерский ПЕН-Клуб и Союз писателей Венгрии в 1989 г.

В 1992 г., во время пребывания в Англии, был приглашён на Русскую службу Би-би-си в Лондоне, где работал до мая 2009 г. как штатный сотрудник и журналист. За годы пребывания в Великобритании Бухараев выпустил ряд книг о родном Татарстане на английском языке.

За свою жизнь написал порядка cорока книг стихов, прозы и научно-исторических и экономико-политических исследований на разных языках. Стихи писал по-русски, по-татарски, на венгерском и английском. Много переводил и классиков и современников, и свои собственные работы с языка на язык. Мыслил себя «гражданином мира». Был членом многих научных обществ, частым участником международных конгрессов и конференций по всему миру. Член Союзов писателей России (СССР), Татарстана и Венгрии, член Исполнительного Совета Европейского общества культуры (Венеция); ПЕН-центров Венгрии, США и Великобритании; Всемирной академии искусства и культуры и Всемирного конгресса поэтов (США-Тайвань); Международной академии поэзии (Индия); Общества евроазиатских исследований (США) и многих других. Высокое признание… и парадоксы Невероятно обширно и многосторонне наследие, которое оставил потомкам Равиль Бухараев. Но оценён ли он современниками? Об этом говорит вот такой ряд фактов (причём, далеко не полный). Судите сами.

В 2001 г. он – будучи гражданином уже не России, а Англии! — получил звание Заслуженного деятеля культуры Республики Татарстан, а в 2006 г. удостоен Государственной премии имени Габдуллы Тукая за поэтическое творчество. В 2011 г. награждён орденом Единства ООН за «Деятельность на Благо Народов» (Женева, Швейцария), а также орденом «Культурное наследие» Международной Ассоциации Писателей (Будапешт, Венгрия). А началось признание ещё в 1983 г. премией журнала «Сельская молодёжь» — медаль «Золотое перо». Сначала он писал на русском, но с годами так усовершенствовал «второй родной» татарский, что стал и сочинять на нём, и переводить на него с иных языков. 18 октября 2011 г. в Казани прошёл праздник поэзии, посвящённый 60-летию со дня рождения и 40-летию его творческой деятельности. В тот вечер ему был вручен орден ООН, к которому он был представлен посольствами Российской Федерации в Бельгии, Франции, Люксембурге, Голландии. Награду вручил известный политик и дипломат Василий Лихачев. Чествовали его и в Пушкинской гостиной Музея имени А.С.Пушкина в Москве, и в Лондоне. Его старший современник, крупнейший писатель 20 в. Чингиз Айтматов считал, что его «творческие достижения являются… для нас открытием века не только татарской культуры, но и общероссийской, и общечеловеческой…

Произведения Бухараева настолько значительны по смыслу и формам, что можно сказать с полным основанием и с энтузиазмом: Равиль Бухараев — интеллектуальная гордость нации!» Жизнь поэта была полна парадоксов и, быть может, ещё неразгаданных тайн. Только освоив новый для себя венгерский язык, он пишет самую сложную «высшую математику поэзии» — венок сонетов (что мы уже отмечали). Так он входит – практически как прижизненный классик! – сразу в литературы на русском, татарском, венгерском и английском языках. Владеет также урду и арабским, что даёт «прямой выход» на многие источники исламских знаний, как классических, так и небесспорных, апокрифических.

Будучи патриотом казанской «малой Родины» и ревнителем татарской культуры, выходцем из российской университетско-интеллигентной среды, в период избавления страны от советского режима Бухараев покидает Родину и служит на пропагандистском радиоканале Би-би-си, финансируемом и направляемым Англией, которая исторически всегда противостояла интересам России и была среди инициаторов разрушения последнего Халифата и оплота тюркской культуры и государственности – Османской империи.

В Англии Бухараев одновременно переводил и издавал многое по истории, религии и культуре своего народа. Но – почувствовав призыв к активной вере – вошёл не в традиционную для казанских татар суннитскую общину ханафитского мазхаба, а в общину Ахмадийа, которую большинство мусульман мира не признаёт за исламскую, видя в ней спецпроект британских спецслужб, начатый ещё в 19 в. на севере Индостана в колониальный период. Насколько «ахмадийство» мешало (или помогало?) ему адаптироваться в английские масс-медиа, переводить исламскую поэзию с татарского языка, вести «диалог цивилизаций и религий» между странами Востока и Запада? Кто объяснит эти парадоксы? Кстати, очевидно, из-за ахмадийства прощание в Казани было «гражданским», а не религиозным, в Театре Камала.

И, кажется, на него пришли все, за исключением лидеров мусульман. Так, проститься с усопшим пришли: бывший мэр Казани Камиль Исхаков, первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев, ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин, художник Абрек Абзгильдин, диктор Лия Загидуллина, главный режиссёр Качаловского театра Александр Славутский, профессор филологического факультета КФУ Татьяна Николаева… и почти вся труппа Камаловского театра… Церемонию прощания провёл министр культуры РТ Айрат Сибагатуллин. О нём, как о крупном мыслителе и о выдающемся современнике, говорили поэт Ренат Харис, директор Института истории АН РТ Рафаэль Хакимов, председатель Союза писателей РТ Илфак Ибрагимов, главный режиссёр Камаловского театра Фарит Бикчантаев, главный режиссёр театра кукол «Экият» Роза Яппарова. Одним словом – Казань официальная такими проводами выразила самое высокое почтение. Более того – захоронение тела решено произвести на Старотатарском кладбище близ могилы классика Габдуллы Тукая.

Быть может, ещё рано подводить все итоги проделанного Бухараевым жизненного пути и писательских трудов. Вопрос вероисповедания – один из самых тончайших в жизни и определяющих буквально всё. Но – как минимум – перечислим основное, что он сделал для изучения, пропаганды, перевода на иностранные языки татарского мусульманского наследия и для диалога цивилизаций. И в этих трудах ему нет пока равных. Так, в сентябре и октябре 2011 г. в видеостудии агентства «Татар-информ» с участием Равиля Бухараева прошёл тематический цикл «Беседы о северном Исламе».

Он стал переводчиком и составителем первой в своём роде антологии переводов со старотатарского языка — «Поэзия Золотой Орды», Москва, Наталис — Рипол Классик, 2005. На английском в Лондоне издал антологии «Азан. Исламская поэзия поволжских татар», 1991 и «Историческая антология татарской поэзии», 1998. Наконец, самое ответственное и рискованное переводческое дело – участие в переводе смыслов Корана на русский язык, вместе с группой соратников.

С ним около десяти лет работали британский арабист Халит Ахмад и москвич Рустам Хамад Валеев. Презентация прошла в 2008 г. в Казани – но без участия мусульманских деятелей Татарстана, которые, напомню, не признают ахмадийское движение за исламское. «Очень жаль, что не удалось их послушать, — сказал тогда Равиль Бухараев, узнав, что улемы Казани не придут на встречу — Для нас замечания имамов были бы ценными. Что же до разногласий, я считаю так: если человек любит Аллаха, чтит Его заповеди, молится, — он мусульманин. Зачем сосредотачиваться на различиях, нужно искать общее».

Выступая перед учёными-историками, он сказал, что, на его взгляд, перевести Коран, воспроизведя его в точности, невозможно. Ведь это особенная Книга — главное чудо Ислама. Четырнадцать веков её текст сохраняется именно таким, каким был записан. «Портретом» любимого города стал иллюстрированный альбом «Казань. Зачарованная столица», Лондон, 1994 — на русском, английском и татарском языках. Публицистика, историософия и философия Бухараева воплощены в его книгах «Дорога Бог знает куда. Книга для Брата», Новый мир, 1996; «Ислам в России. Четыре времени года», Лондон, 1998; «Модель Татарстана», Лондон, 1999; «Президент Минтимер Шаймиев и модель Татарстана», СПб, 2001; «Дневники существования», СПб, 2003; «Ностальгия по Откровению», М., 2005.

Джаннат Сергей Маркус

Вспоминая об ушедшем в мир Иной Равиле Бухараеве – почитаем фрагменты его бесед и стихи:

Из диалога с Адиле Эмировой – доктором филологических наук из Крыма.

— Татарская кровь – как она пульсирует в общечеловеческом организме? Что дали миру личности татарского происхождения? Кто из великих татар, кроме Чингис-хана, завоёвывал мир – в искусстве, в науке, в религии?..

— Хотя татары – вторая по численности нация России, их относительно немного, но посмотрите, сколько татарских имён в науке, культуре, спорте! Чингисхан, строго говоря, татарином и даже тюрком не был, а был монголом. Но что сказать об академике Роальде Сагдееве, который был директором Всероссийского института космических исследований, о Башире Рамееве, внуке великого татарского поэта и золотопромышленника Дердменда и отце первой советской электронно-вычислительной машины, поэте-герое Мусе Джалиле, всемирно известном танцовщике Рудольфе Нурееве и всемирно известном композиторе Софье Губайдуллиной, актрисе Чулпан Хаматовой, гимнастке Алине Кабаевой, теннисисте Марате Сафине и многих, многих других? Список этот можно продолжать и продолжать, и не хвастовства ради, а ради того, чтобы сказать, что татары, вообще-то, народ трудолюбивый, целеустремлённый и весьма талантливый. — Лично для вас – насколько существенны ваши этнические истоки? Они как-то проявляются в творчестве, в жизнеощущении? — Я работаю как русский писатель и поэт, умею писать стихи и научные книги на четырёх языках, но моё татарское происхождение – это моя суть как человека в этом огромном и сложном мире. Многое из этого нельзя объяснить, да, наверное, и не надо. Это ведь моё детство, это моя история, и Всевышний не зря же сделал меня татарином, а не кем-то другим. Это даёт мне возможность смотреть на мир своими собственными глазами и стремиться к единству с другими народами посредством трудов, посвящённых, в первую очередь, объяснению сути татарской истории и Ислама в целом. Я очень хорошо сознаю богатство, которое имею, и знаю также, что есть много вещей, которых, кроме меня как татарина и мусульманина, владеющего русским как родным, никто и никогда не сделает. Это и большая ответственность, и большое счастье – служить своему народу во имя единства всех народов на земле.

— Куда летит татарская стрела? Есть ли чувство или осознание исторической цели у современных татар?

— Не знаю насчёт стрелы, но осознание исторической миссии у татар было всегда и всегда будет. Это, в первую очередь, идея культурного и духовного просвещения и исторической преемственности государственных культур Волжской Булгарии, Казанского ханства и современного Татарстана. В 19 веке, когда татары платили за издание книг из своего кармана, а газеты на татарском языке печатать высочайше не разрешалось, тиражи этих книг доходили до 2-х миллионов в год! Казань снабжала книгами на татарском языке — арабской графикой, читать которую могли все тюркские и мусульманские народы России, — всю страну, и это были не только религиозные, но и светские, и научные книги, и словари. И теперь в музеях Казахстана, Узбекистана, Азербайджана, других стран ближнего зарубежья большинство книг этого времени – казанского издания. Созидание путём просвещения и упорного, негромкого прилежания – вот лозунг, свойственный татарской исторической миссии. А времена мы видели в истории и поциничнее, и потяжелее нынешних.

Из стихов Равиля Бухараева:

Ночь Тукая

Я, распевая песни, встречу смерть,
и Азраил не запретит мне петь.
Я ухожу, но вы-то остаётесь,— скажу я,
собираясь умереть.
Габдулла Тукай

 

— Абдул Тукаев умер в номерах.
— Какой Тукаев?
— Литератор местный,
нескромным поведением известный,
В горячке, пишут…
— Значит, умер…
— Ах,
что пишут дальше: быть — не быть войне?
И правда — мясо поднялось в цене…

— Я умираю в каменном гробу,
Навеки расстаюсь с самим собою,
я домарал последнюю главу
поэмы, именуемой судьбою.

Под коридорный топот, визг и брань
я рассказал, от смеха умирая,
как забияку — парня из Кырлая —
защекотала до смерти Казань!

Набив свои лабазы да амбары,
да на базаре золотом звеня,
казанские торговые татары,
вы ненароком продали меня!

Купцы и мастера базарной драки,
умея подписаться кое-как,
вскипаете вы тиной на Булаке.
Давно пора прочистить наш Булак!

Люблю Казань — мечети и бараки,
люблю я на Булаке тополя,
люблю поля в закатном полумраке
под розовыми стенами кремля.

Я много мог. Затравленная муза,
ты не дала мне доказать верней,
что музыка татарского аруза
трезвей, чем ямб, резвее, чем хорей!

Мне слишком много сделать надлежало,
а я — шептал, срывался я на крик.
Я много мог. Я сделал слишком мало.
Прости меня, татарский мой язык.

Язык родной, единственный мой, белый,
темно и сыро на моей земле.
Где голубой огонь в очах, о бедный,
затравленный Казанью шурале?

Прощенье богу, другу и врагу.
Огня сюда!
Я больше — не могу.

1983

Х Х Х

Зряще меня в усталости,

В изнеможенье жил,

Боже, пошли мне радости,

Хоть и не заслужил,

 

Чтоб с головой повинной

Вспомнил, что я живой,

Прежде, чем стану глиной,

Листьями и травой.

 

Боже, пошли мне радости

Светлой и задарма,

Чтобы, пугаясь праздности,

Я не искал ярма.

 

Чтоб, не смиряя взора,

Помнил, что тщетна смерть:

И в небесах опора,

И под ногами твердь.

 

Октябрь-ноябрь 2005, Лондон

 

Х Х Х

 

Ввысь – по небесной стерне,

По бездорожью…

Сын мой погиб на войне

Вымысла с ложью.

 

Был он печальник войны,

Павший до срока

Среди своих – без вины

И без упрёка.

 

Вот и возносится он

В звёздах просторов

Выше всех ваших знамён,

Воплей, укоров,

 

Над золочёной главой

Слёзного храма,

Где не избудет живой

Грязи и срама.

 

Огненный перистый свей,
Облак закатный…
Это всё наших кровей,
Друг невозвратный,

 

Эта горючая даль —
Наша до муки…
Боже, да разве не жаль
В правдах разлуки

 

Осиротевшей земли,
Жизни пропащей,
Где-то в щемящей дали
Мироточащей…

 

Ввысь – по горящей стерне,

Неопалимо…

Сколько их, в этой войне

Павших незримо!

 

Боже, хоть Ты сохрани,

К свету да примут!

Сраму не имут они,

Сраму не имут.

 

Ноябрь 2005, Лондон

 

Из интервью Венере Якуповой («Казанские ведомости»):

 

— Что Вы сказали в своих книгах такого особенного о татарах?

— Что это звёздный народ с мировой культурой. В Золотой Орде были поэты уровня Данте! А посмотрите, каких великих людей мы подарили миру. Правда, их таланты часто раскрываются вне Татарстана. Это факт, если татарин или татарка не чувствуют над собой «потолка», то их вообще не догонишь! Примеров — масса!

— Что для Вас высшая награда?

— Чтобы люди мне верили. Поняли, что я всё делаю искренне.

— Что мешает большинству людей быть счастливыми?

— Сегодняшняя философия жизни такова: схвати быстро то, что вокруг тебя, иначе другие возьмут. Это касается не только России. Во всём мире царит запах лёгкой наживы, соблазнительной доступности всего, обмана…

Повсеместно исчезают понятия о благородстве, совести и чести. Но ведь это уже много раз было в истории человечества. Вспомните Римскую империю. Посмотрите, как сегодня трясёт США, Великобританию, арабские страны. Один кризис следует за другим. Но любая фальшь закончится – исчезнет как дым, как всегда кончалось всё построенное на безнравственности. Нынешняя жизнь, искажённая лукавой рекламой, она как мираж — живёшь и думаешь: да не снится ли мне всё это?! Я знаю — верю, что к нам вернётся настоящая жизнь – жизнь в труде, верности и чести. Она действительно вернётся, потому что в ней есть невероятная потребность.

 

 

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62