|

Рамиз Абуталыбов — представитель советской дипмиссии во Франции

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

Рамиз Абуталыбов первый гражданин Азербайджанской Республики, сотрудник секретариата одного из специализированных учреждений ООН40 лет своей жизни он отдал служению родине — был представителем советской дипмиссии во Франции, работал в секретариате UNESCO в Париже, был послом по особым поручениям МИД Азербайджанской Республики и генеральным секретарем азербайджанской комиссии по делам UNESCO. 

Рамиз Абуталыбов — человек-легенда, которым мы, азербайджанцы, вправе гордиться. И не только потому, что он достойно представлял нашу страну на самом высоком международном уровне. Рамиз муаллим вернул на родину весомую часть достояния республики — бесценные древние азербайджанские рукописи, национальные произведения литературы и искусства, по воле судьбы оказавшиеся за рубежом. Но, возможно, самая главная миссия этого неравнодушного человека, истинного патриота своей страны, заключалась в наведении мостов между азербайджанцами-эмигрантами, волею обстоятельств оказавшимися на чужбине, и их родиной — Азербайджаном, любовь к которому, несмотря ни на что, они пронесли через долгие годы разлуки.

— Рамиз муаллим, как повлияло столь долгое пребывание в Европе на ваше мировоззрение?

— Во Франции я понял, что мы не только ничего не знали о жизни сограждан по планете, но и о самих себе. Париж, как оказалось, больше осведомлен о нашей собственной истории и хранит много достойных фактов, мимо которых пройти невозможно.
Там я узнал, что всю информацию о мире мы получали в отфильтрованном виде. А еще испытал угрызения совести за то, что о живущих в Европе азербайджанцах как бы и вовсе забыли. Даже члены разделенных семей, те, чьи родственники оказались по другую сторону границы, не только не помышляли о контактах, но и скрывали правду о своем горе. А вот они, в ком не были убиты и раздавлены человеческие чувства, волею судеб оторванные от родины, видели ее во сне, мечтали взглянуть хоть одним глазком или хотя бы пообщаться с теми, кому хоть изредка доводилось попадать в Париж.

— Ваша работа в Париже пришлась на время крушения огромной страны, целой эпохи. Не хотели остаться на благополучном Западе? 

— Наоборот, мне очень хотелось принять участие в строительстве Азербайджана, который стал независимым и вступил в ООН в июне 1992 года. Как только Азербайджан стал членом UNESCO, я подал заявление в Бюро персонала с просьбой записать меня гражданином нового государства. Таким образом, я стал первым гражданином Азербайджанской Республики, сотрудником секретариата одного из специализированных учреждений ООН.
В марте 1993 года я вернулся в Баку и приступил к работе в Министерстве иностранных дел, где мне предложили участие в подготовительной работе по созданию азербайджанской комиссии по делам UNESCO. В октябре 1993-го впервые в работе 27-й сессии Генеральной конференции UNESCO приняла участие делегация из Азербайджана во главе с министром иностранных дел Гасаном Гасановым.
Мощным импульсом развитию сотрудничества с UNESCO послужила встреча в декабре 1993 года Президента Азербайджана Гейдара Алиева с генеральным секретарем UNESCO Федерико Майором в штаб-квартире организации, где были обсуждены вопросы двустороннего сотрудничества и перспективные планы для дальнейшего их развития. После возвращения из Парижа, 21 февраля 1994 года, Президент Гейдар Алиев подписал распоряжение о создании Азербайджанской национальной комиссии по делам UNESCO и ее секретариата. Председателем комиссии был назначен министр иностранных дел Гасан Гасанов, а генеральным секретарем — посол по особым поручениям Рамиз Абуталыбов.

— Что было известно об Азербайджане на Западе в то время, когда вы работали в UNESCO?

— Будучи одной из союзных республик, Азербайджанская ССР начала участвовать в деятельности UNESCO с 60-х годов XX века. В это время наш земляк, действительный член Академии педагогических наук СССР, профессор М.М.Мехтизаде, был привлечен UNESCO к разработке планов развития образования в развивающихся странах.
В рамках проекта UNESCO «Литература народов Кавказа» в 1967 году были изданы на французском языке комедии Мирзы Фатали Ахундзаде под редакцией профессора Луи Базена. В серии «Музыка народов мира» были выпущены две пластинки и два аудиодиска азербайджанских мугамов. В штаб-квартире UNESCO в Париже прошли две выставки — азербайджанских ковров (1981) и азербайджанских древних рукописей, а в Лондоне под эгидой UNESCO — выставка «Архитектура Азербайджана» (1985). В 1984 году Азербайджанский государственный ансамбль песни и танца имени Фикрета Амирова выступил в штаб-квартире UNESCO.
По линии UNESCO в Баку прошли две международные конференции — «Язык и город» (1981) и «Искусство восточных ковров» (1983), мероприятия, посвященные 600-летию Насими (1970) и 100-летию Узеира Гаджибейли (1985). В солидных изданиях UNESCO были опубликованы статьи азербайджанских ученых — Исы Селимханова, Вагифа Асланова, Иззет Оруджевой, Леонида Бретаницкого и др. В 1984 году была издана книга «Опыт советского Азербайджана в развитии образования».
В 1983 году Азербайджан посетил генеральный директор UNESCO Амаду-Махтар М`Боу. На открытии конференции по искусству восточных ковров секретариату UNESCO был преподнесен в дар ковер с портретом азербайджанского архитектора Аджеми Нахчывани работы народного художника республики Лятифа Керимова.
В сентябре-октябре 1984 года в Баку прошли две выставки эксперта UNESCO Ричарда Нэйпиера «Образы и формы» и «Дворец Ширваншахов в фотографиях».
В различных мероприятиях UNESCO принимали участие министр образования Гурбан Алиев, министр культуры Закир Багиров, художники Таир Салахов и Тогрул Нариманбеков, профессор Керим Керимов и другие.

— Вы в свое время общались с азербайджанцами-эмигрантами, потомками знаменитых фамилий: Топчибаши, Гаджибейли, Зардаби. Можете вкратце рассказать, какие чувства они переживали, как адаптировались вдали от родины, и главное, как вам удавалось с ними общаться, ведь все они, по сути, были врагами советской власти?

— На момент нашего знакомства эмигранты, проживающие в Париже, уже провели в разлуке с родиной 50 лет. С одной стороны, я был для них представителем класса, который лишил их родины, материального достатка и статуса. С другой, я был не первым представителем их исторической родины, с кем они общались. В середине 1960-х годов в Париже уже побывали маэстро Ниязи, министр культуры Рауф Гаджиев, профессор Аббас Заманов, профессор Мамед Джавадзаде… Таким образом, с эмигрантами при первом же общении мы, как правило, находили общий язык: вспоминали общих знакомых, забытые картины прошлого…
Со временем я стал для них неофициальным посланником Азербайджана. Возможно, этому способствовал и тот факт, что сам я воспитывался в семье, где бытовал патриархальный уклад, присущий азербайджанским семьям, вырос в старом квартале Баку, лето проводил на мардакянских дачах и знал от бабушки о традициях старого Баку. Установлению доверительных отношений способствовало и мое длительное пребывание во Франции. Было время и для встреч, и для неспешных бесед.
На пятый год пребывания меня пригласили в Страсбург — прочитать лекцию об Азербайджане на азербайджанском языке в Институте тюркологии, возглавляемом нашей соотечественницей, профессором Ирэн Меликофф. Таким образом аудитория университета впервые услышала азербайджанскую речь.
Ну а мое нестерпимое желание узнать о наших соотечественниках, о том времени правду, все еще жившую в сердцах и памяти их детей и внуков, повело меня от одной личности к другой.

— Насколько сильно вы ощущали присутствие КГБ — в работе, в быту?

— Всякое бывало… Расскажу один случай. Как-то раз попытку шантажировать меня предпринял в один из моих приездов в Баку мой одноклассник. Как-то в разговоре он признался, что ему-де давно не давала покоя судьба наших соотечественников за рубежом. По его мнению, они нуждались не только в сочувствии и контактах с родиной, но и в соответствующей «профилактике». Зная его с детства, я обернул разговор в шутку и решил, что он оставил меня в покое. Однако он приставил ко мне одну даму, которая питала ко мне и к моей семье явно профессиональный интерес и время от времени «куда следовало» отправлялись ее «доверительные письма»…
А второй случай был связан с развязавшимся конфликтом в Нагорном Карабахе. В то время противная сторона трубила в Париже о правомерности своих притязаний, а наша пассивно отмалчивалась — не было у нас тогда ни каналов получения материалов, ни опыта общения с массовым читателем в подобных ситуациях. Но при помощи родственников и друзей из Баку мы все же сумели получить необходимые материалы и издать их во Франции.
С 1989 по 1992 год мы издали четыре книги, по одной в год — все по карабахской тематике, в том числе с иранскими азербайджанцами издали книгу М.Ордубади «Кровавые годы». Мне тогда казалось, что никто не знает о моем участии в этой акции, и тем не менее, в 1991 году из Парижа в Баку поступило сообщение о нарушении мною правил поведения советского дипломата за рубежом. Но СССР уже был на грани распада, и специалисты в Азербайджане не стали отзывать меня из Франции, за что им мое спасибо.

— Я поклонница творчества Банин (Умм эль-Бану Асадуллаева), ее автобиографический роман «Кавказские дни», как и произведения Мухаммеда Асад бека (Курбан Саид), — это очень яркие восполненные страницы реальной истории Азербайджана. Можете рассказать, какой была Банин в жизни? 

— Я бережно храню подаренную мне книгу «Кавказские дни» с ее автографом: «Тамилле и Рамизу Абуталыбовым, моим землякам из Азербайджана, ставшим мостом между мной и моей родиной».
Внучка двух богатейших людей Кавказа — Ага Мусы Нагиева и Шамси Асадуллаева — в 19 лет, в 1924 году, покидает родину, разводится с мужем, Балабеком Годжаевым, и остается до конца жизни в любимом Париже. Здесь она работает продавщицей, секретаршей, манекенщицей, переводчицей, журналисткой. Она — автор блестящих переводов на французский и немецкий языки произведений Достоевского и Толстого.
В 1943 году вышел в свет ее первый роман «Нами» (имя героини романа), который принес автору небывалый успех. Я и члены моей семьи не только были знакомы, но и дружили с ней. Фактически я был первым из азербайджанцев, с кем она пошла на контакт. Возможно, нас роднило то, что и мое детство, только с разницей в 30 с лишним лет, прошло на даче в любимом Банин месте — в Мардакяне. Помню, как при первой встрече у нее на квартире она усадила меня в кресло и сказала: «Когда Бунин заходил ко мне и опускался в это кресло, оно стояло на том же самом месте».
Последняя наша встреча с Банин состоялась за месяц до ее кончины — в больнице на улице Шардон-Лагаш, в том самом 16-м округе, где когда-то начала завоевывать Париж юная Умм эль-Бану…
Творчество Банин привлекло внимание таких мастеров пера и мыслителей, как Сартр и Юрсенар, Бунин и Арагон, Элюар и Триоле, Казандзакис и Юнгер… Читатели в Азербайджане знакомы с ней только по трем ее произведениям — «Последний поединок Ивана Бунина» и романам — «Кавказские дни» и «Парижские дни». Остальные ее произведения ждут своих переводчиков, исследователей и издателей.
Недавно с творчеством Банин смогли познакомиться и российские читатели. В московском издательстве «Воскресенье» вышло в свет 16-томное собрание сочинений Ивана Бунина. В 14-м томе — тот самый «Последний поединок Ивана Бунина», а в 16-м — справка Р.Абуталыбова о Банин.

— Известно, что вы передали на родину много архивных документов, рукописей, материальных ценностей, касающихся истории нашей страны. Расскажите, что это за документы?

— Из Франции я привез и сдал в Государственный архив азербайджанской литературы и искусства около 200 кг (!) документов, полученных от Тимучина Гаджибейли, сына Джейхун бека (брат Узеира Гаджибейли), — писем, фотографий, журналов, газет, книг и т.п. Созданные десятилетия назад и все еще хранящие тепло рук их авторов, они позволяют узнать правду о произошедшей с ними трагедии, сердцем прочувствовать эмоции их владельцев и ощутить весь драматизм ситуации, в которую их ввергли организаторы геноцида собственного народа.
Помимо этого были еще документы, полученные от Зарифы ханым, внучки Алимардан бека Топчибаши, от эмигрантов второй волны Али Гасанзаде и Меджида Мирзазаде. Я вернул на родину старинный азербайджанский ковер, который просил передать в Музей ковра Мамед Магеррамов. Несколько картин Селима Турана находятся в Фонде культуры Азербайджана и Общества дружбы Азербайджана с зарубежными странами. Я привез картины нескольких азербайджанских художников из Ирана. Привозил в основном то, что хранилось в частных коллекциях. Вдобавок привез много фотокопий документов, хранящихся в государственных архивах Франции.
Ахмед Агаоглу, впоследствии известный политический деятель, был первым азербайджанцем, обучавшимся во Франции. Так вот, будучи студентом, он написал девять статей и опубликовал их в самых престижных журналах того времени. Я отыскал все эти статьи и привез их копии в Баку. Помимо этого доставил на родину копию рукописи эпоса «Кероглу». Был такой азербайджанский ашыг Садых, он рассказал его польскому востоковеду Ходзько, а тот историю записал.
Переданные мною документы и материальные ценности сегодня хранятся в Государственном историческом музее (Москва), Музее Черноморского флота (Севастополь), Музее Марины Цветаевой (Москва), Российском Фонде культуры, Государственном архиве Азербайджанской Республики, в бакинских музеях независимости, изобразительного искусства, литературы, ковров и других.

— Недавно в СМИ прошла информация о презентации в Баку четырехтомника «Али Мардан бек Топчибаши. Парижский архив», одним из составителей которого являетесь вы. О четырех книгах, изданных в Париже, вы уже рассказали. Хотелось бы узнать подробнее о вашей издательской деятельности в Москве и Баку. 

— В Париже мы издали еще одну книгу под названием «Франция-Азербайджан — вместе в XXI век». Книга подробно описывает две встречи президентов Азербайджана и Франции — Гейдара Алиева и Жака Ширака — в 1993 и 1997 годах. А в целом мы издали во Франции на французском языке пять книг.
С 2006 года по настоящее время (февраль 2019-го) в Москве нами издано 25 книг по истории и культуре Азербайджана, пять — в Баку и одна — в Стамбуле. Итого 36 книг.
Что касается четырехтомника документов из архива главы азербайджанской делегации на Парижской мирной конференции А.М.Топчибаши, то издание осуществлено в 2016-2018 годах при поддержке Российского представительства Фонда Гейдара Алиева. Составители — доктор Георги Мамулиа и Рамиз Абуталыбов. Научный редактор — профессор Исмаил Агакишиев. Презентация состоялась в декабре 2018-го в Азербайджанской дипломатической академии.
Хотел бы добавить, что наша с доктором Г.Мамулиа книга «Политическая история азербайджанской эмиграции. 1920-1945 гг.» издана на русском, азербайджанском и турецком языках.

— Каковы ваши дальнейшие планы?

— Пока рука держит перо, будем продолжать в том же духе. Планируем на этот и будущий годы издать по одной книге.

 

На фото 1.На симпозиуме по искусству восточных ковров в Баку выступает генеральный директор UNESCO Амаду-Махтар М`Боу. Баку, филармония, сентябрь 1983 г.
2. Автограф на книге, подаренной Банин Рамизу Абуталыбову
3. Тимучин Гаджибейли и Рамиз Абуталыбов на Елисейских полях
4. Слева направо: Тимучин Гаджибейли (сын Джейхуна, брата Узеира Гаджибейли), его супруга Паскаль, писательница Банин, княгиня Джаннет Андронникофф

Марина МУРСАЛОВА

 

 

 
http://www.kaspiy.az/news.php?id=98267&fbclid=IwAR29Ioz3cZMUsIdXik1JXoBm5-HWLy0jbxwfODoGecasWI7fOpKBRLC-Qrk#.XG-f7qIzaM8

Tags: , ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62