|

Приказано жить: как «помидорное дело» в Азербайджане повлияло на выборы в Испании

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

CC0 / Hans / tomatos

Смертная казнь не позволяет исправить судебную ошибку, а как мера устрашения не влияет на уменьшение преступности, считает правозащитник Эльдар Зейналов.

В годовщину отказа Азербайджанской Республики от смертной казни Sputnik Азербайджан вспомнил нашумевшее в свое время «помидорное дело», смертный приговор по которому в далеком 1974 году повлиял на исход парламентских выборов в Испании.

Рамелла Ибрахимхалилова

Двадцать один год назад в Азербайджане перестали выносить смертные приговоры. 21 февраля 1998 года вступил в силу Закон Азербайджанской Республики «О внесении изменений в Уголовный кодекс, Уголовно-процессуальный кодекс и Исправительно-трудовой кодекс», утвержденный десятого февраля того же года Президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым. Об этом Sputnik сообщил директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов.

В Азербайджане впервые смертная казнь была введена в 1918 году, но спустя два года отменена. В 1922 году исключительная мера наказания вновь была введена. Однако с 1947 по 1950 годы ее заменили 25-летним сроком заключения. С 1950 по 1998 год смертная казнь была предусмотрена в законодательстве как высшая мера наказания.

Сначала расстреливали за измену родине, шпионаж и диверсии. Затем к этому списку добавилось умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах. В 1958 году появился новый перечень шести видов преступлений, которые наказывались смертной казнью: измена родине, шпионаж, диверсии, терроризм, бандитизм, умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

На момент отмены смертной казни — в 1998 году — в застенках «пятого корпуса» знаменитой когда-то Баиловской тюрьмы дожидались своей казни 128 смертников. Половина их сейчас отбывает пожизненный срок, есть среди них и те, что отсидели более 20 лет. Остальные просто не дожили до настоящего времени, сказал правозащитник.

«Кстати говоря, смертную казнь в Азербайджане отменили не полностью. Исключая ее из ряда статей УК, Милли Меджлис сделал в законе комментарий о том, что во время войны, как исключение, смертный приговор может быть применен за тяжкие преступления», — сказал Зейналов.

Эльдар Зейналов и его супруга Залиха Тагирова были одними из последних, кому довелось побывать в корпусе смертников за день до того, как разрушили Баиловскую тюрьму — это было в 2009 году, ровно десять лет назад. Сейчас на этом месте находится Площадь Флага.

«Пятый корпус»

Детальное исследование, проведенное Зейналовым на основе изучения материалов уголовных дел и опросов заключенных, а также работников Пенитенциарной службы, показало, что за пять лет до отмены смертной казни, 13, 14 и 20 февраля 1993 года в пятом корпусе были приведены в исполнение последние расстрелы. Последним был казнен Салман Асланович Фарманов, приговоренный к высшей мере по статье «убийство двух и более человек при отягчающих обстоятельствах».

 

В «корпусе смерти» было 16 небольших камер и баня. Все камеры были переполнены. В самом конце коридора напротив бани находилась дверь, наводящая страх на заключенных, ведь за ним их ждала смерть, вспоминает правозащитник. Расстрельный подвал состоял из четырех смежных звукоизолированных помещений, каждое из которых находилось ниже уровня другого.

следующую нижнюю комнатку. Здесь, согласно протоколу, его ожидали начальник тюрьмы, прокурор по надзору, врач, исполнитель и священнослужитель.

Обычно заключенных расстреливали в выходные, отмечает Зейналов. В будние дни в тюрьме было шумно, но в воскресенье в корпусе становилось тягостно тихо. Заключенные замирали и пытались уловить «традиционные» звуки исполнения приговора. Внезапно к корпусу подъезжал служебный автомобиль, группа людей переходила из авто в корпус, глазки на железных дверях закрывались, в коридоре вырубали свет, исполнители проходили в конец мрачного коридора, вспоминали очевидцы.

Обычно надзиратели вызывали осужденного к двери. Заключенный становился спиной к двери с форточкой, подавал в «кормушку» руки, которые сковывались наручниками. После дверь открывали, охранники подхватывали смертника и вели в подвал. По дороге обреченные прощались с сокамерниками, желая им всем свободы. А в ответ слышали: «Аллах сяня ряхмят элясин!» («Упокой Господь твою душу!»).

 

В подвале сначала заключенному объявлялось об отказе в помиловании, а после его вели в последнюю комнату, где казнили выстрелом в затылок. При этом, по воспоминаниям исследователей и свидетелей, смертники реагировали по-разному – одни молчали, другие просили пощадить, некоторые сопротивлялись, а иные умирали от сердечного приступа еще до того, как приводился в исполнение смертный приговор.

«В феврале 1993 года наработанная годами процедура казни была нарушена. 16 июня 1992 года председатель тогдашнего парламента Иса Гамбар отказал в помиловании следующим смертникам: Мамедову Акифу Идаят оглу, Мамедову Исламу Аслан оглу, Маддиеву Назиму Мадди оглу, Щетинову Андрею Николаевичу, Фатуллаеву Эльшаду Рашид оглу и братьям Исмайлову Гардашхану Фейруз оглу, Кязымову Бейляру Фейруз оглу», — отметил правозащитник.

 

Данные приговоры были исполнены лишь через полгода. Пятого января 1993 года отказали в помиловании еще двоим — Богданову Роману Егоровичу и Салману Фарманову. 13, 14 и 20 февраля восьмерых расстреляли, а девятый скончался, не дождавшись исполнения.

Тихий на вид заключенный 132-й камеры Щетинов мало походил на людоеда. Вместе с женой, приговоренной к 15 годам заключения, они убили и расчленили несколько человек. Щетинов не отрицал содеянного и даже сам рассказывал сокамерникам, что ел человечину и пил кровь убитых, рассказал собеседник Sputnik.

Щетинов уже знал, что в этот раз пришли за ним. Рассказывалось, что он попрощался с сокамерниками и повернулся спиной к двери, просунув руки в «кормушку». В коридоре Щетинов попросил у надзирателя сигарету и просьба его была исполнена. Докурив, Щетинов ушел в сторону подвала, откуда спустя несколько минут послышались выстрелы.

Братьев Гардашхана и Бейляра, осужденных за убийство родственников Исы Гамбара, исполнительная группа казнила 20 февраля прямо в их 121-й камере, расстреляв через форточку, чем ввергла в шок остальных заключенных. Когда за ними пришли, братья отказались выходить из камеры, но исполнители решили не терять время.

 

Заключенные, ставшие очевидцами историй, произошедших в застенках «пятого корпуса», рассказывали Зейналову, что тела расстрелянных обозленные надзиратели за ноги протащили через коридор, испачкав пол кровью. Когда казненных волокли по лестнице вниз к выходу, головы убитых с шумом ударялись об ступеньки — так обитатели корпуса, которые сегодня живы, подсчитали количество ступенек, ведущих к расстрельному подвалу.

Почти сразу же после братьев казнили обитателя камеры номер 125 Фарманова. Его повели в подвал, и вскоре раздались два выстрела.

«Я противник смертной казни. Моих родственников расстреляли в 1937 году, тогда как они были активными коммунистами. Сталин и Молотов лично подписались под их приговором. Через 20 лет они были реабилитированы, но что толку. Смертная казнь не позволяет исправить судебную ошибку, а как мера устрашения не влияет на уменьшение преступности», — сказал Зейналов.

Где тела казненных?

Тела казненных родственникам не отдавали. Место и время захоронения держалось в тайне. Предполагается, что в 1970-х годах расстрелянных закапывали рядом с кладбищем у поселка Умбакы.

«Кстати, никто не вспоминает, что там с найденными недавно предполагаемыми костями Микаила Мушвига. Никто не ответил, Мушвиг это или нет. По одной из версий, тело поэта бросили в море, а моя версия такова, что, скорее всего, этих расстрелянных закопали в старых нефтяных колодцах. В свое время их в Баку было 200-300, глубиной в 40-50 метров каждый. Куда делись эти колодцы, их никто не ищет. На мой взгляд — это самое идеальное место, чтобы спрятать казненных. Территория нефтедобычи всегда более или менее охраняема. Там нет строительства, люди не ходят», — предположил Зейналов.

Где хоронили жертв «Большого террора»? Во всяком случае в 30-е годы за пять лет в Азербайджане было расстреляно 28 тысяч человек — это население целого района. Куда можно было деть столько тел? Кроме острова Наргин, других мест не называют.

«Сейчас много споров по поводу того, нужна ли смертная казнь. Американцы до сих пор не отказались от высшей меры наказания. Во многих штатах смертная казнь все еще действует. Они объясняют это как раз демократией — тем, что прислушиваются к гласу народа», — говорит правозащитник.

Расстрел в Азербайджане за хищение помидоров предрешил итог выборов в Испании

Надо отметить, что расстреливали в советское время не только за преступления политического характера, но и за бандитизм, и даже за хищение государственных средств. Последнее происходило в Азербайджане крайне редко. Но, тем не менее, в 1974 году показательный судебный процесс со смертным приговором в Азербайджанской ССР стал причиной провала коммунистов на выборах в Испании.

В июле того года в Верховном суде республики начался процесс по делу 56 жителей Лянкяранского района. Процесс этот впоследствии стал известен не только в республике, но и далеко за ее пределами. А дело было так. Председателей, товароведов, бухгалтеров и сотрудников отдела кадров колхозов «Ленин хатиряси», «Ватутин», «Гэлэбэ», «26 Бакы комиссарлары» Лянкяранского района и других ответственных работников привлекли к уголовной ответственности за хищение государственного имущества в особо крупных размерах.

 

В основном подсудимым инкриминировались статьи 88-1 (хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах) и 169 (халатность) Уголовного кодекса АзССР.

Одним из основных обвиняемых в деле считался главный бухгалтер фабрики по упаковке и сортировке овощей Лянкяранского района Анвер Зохрабов. Согласно материалам суда, он и еще 55 человек в период с 1966 по 1970 годы вошли в преступный сговор между собой.

«Путем приписок (к примеру, вместо десяти тонн помидоров, которые указаны в акте приема-сдачи, на фабрику поступало пять тонн овощей) должностные лица вышеназванных колхозов похитили большую партию сельхозпродукции. Помимо этого, колхозники обвинялись в составлении подложных трудовых нарядов и незаконном получении дополнительной заработной платы», — рассказал в свое время автору этих строк адвокат четверых осужденных, ныне покойный Теймур Исмиев.

Халатность же подсудимых заключалась в том, что они, не взвесив овощи, предназначенные для поставки на фабрику, небрежно загружали их в контейнеры. В итоге овощи гнили, товар пропадал.

Следствие подсчитало, что руководство колхозов присвоило и растратило государственные средства в размере 2 330 380 рублей 02 копейки. В общем же подсудимые нанесли государству материальный ущерб в размере 8 546 771 рубль 34 копейки. Председательствующий судья Джабир Керимов на основании показаний, данных Анвером Зохрабовым на следствии, постановил приговорить пятерых из подсудимых к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел с конфискацией имущества в пользу фабрики.

Решение суда считалось окончательным и обжалованию не подлежало. Остальных же соучастников преступления суд приговорил к лишению свободы на разные сроки, до 15 лет. Анвера Зохрабова вследствие перенесенного стресса парализовало. В течение судебного процесса, длившегося год, он не произнес ни слова. Однако судебные заседания он все же посещал. В зал судебного заседания Зохрабова приносил на спине его брат, также находящийся в то время в заключении, но за другое преступление.

Между тем, согласно уголовному законодательству, подсудимого необходимо было отправить на повторную судебно-психиатрическую экспертизу в Институт имени Сербского в Москве. Однако судебная коллегия пренебрегла законом и ограничилась предположением о том, что Зохрабов выдает себя за психически больного. Таким образом, Анвер Зохрабов — главный бухгалтер Фабрики по упаковке и сортировке овощей, Махмудов Хилал Агабала оглу — председатель колхоза «Ленин хатиряси», Гусейнов Рахман Рахман оглу — председатель колхоза имени «Ватутина», Байрамов Хашим Джафар оглу — директор приемного пункта Фабрики по упаковке и сортировке овощей и Долматов Александр Григорьевич — главный бухгалтер колхоза «Ленин хатиряси» были приговорены к смертной казни.

 

Участник судебного процесса по «помидорному делу», доктор права, заслуженный юрист, адвокат Теймур Исмиев тогда отметил, что смертный приговор был необоснован. В самом приговоре не указана мотивировка применения смертной казни в отношении подсудимых. Статьей 88-1 УК было предусмотрено альтернативное наказание — лишение свободы сроком до 15 лет.

В данном случае надо было применить именно это наказание, суд при рассмотрении дела обязан был учесть смягчающие обстоятельства — отсутствие судимости у троих из пятерых, наличие на их иждивении малолетних детей. Такого типа приговор — не единственный в то время. Но это дело приобрело неожиданный международный поворот.

Для того, чтобы судебный процесс мог стать показательным, освещать его из Москвы приехал спецкор «Литературной газеты». Он, по существу, ограничился тем, что переписал приговор. Через некоторое время в двух номерах «Литературки» была опубликована статья под заголовком «Помидорное дело». Как и предполагалось, статья получила огромный резонанс, но ожидания судей не оправдались. Получилось так, что статья обернулась в пользу подсудимых.

Весть о «помидорном процессе» облетела всю Европу. Ведущие европейские СМИ перевели публикации «Литературки» на свой язык. А самое любопытное в этой истории то, что «помидорное дело» оказалось в гуще политических событий в Испании. В это время в стране шла подготовка к парламентским выборам.

Левые, то есть коммунисты, были почти уверены в своей победе. Но не тут-то было. Оппоненты коммунистов расклеили повсюду — в Мадриде, Барселоне и в других городах — листовки и плакаты с подробным описанием азербайджанского процесса. А на плакатах было написано примерно следующее: «Скажите коммунистам нет. Но если вы хотите быть расстрелянными за гнилые помидоры, голосуйте за коммунистов!».

 

Эти лозунги, вспоминал Исмиев, предрешили участь испанских коммунистов — они с треском провалили выборы. В это время в Президиум Верховного Совета СССР стали поступать тысячи писем с осуждением решения Верховного суда АзССР. «Центру» ничего не оставалось, как помиловать подсудимых, приговоренных к расстрелу.

Пленум Верховного суда СССР смягчил наказание четверым приговоренным и заменил его на лишение свободы сроком на 15 лет. Но одного подсудимого — Анвера Зохрабова — все же расстреляли.

Читать далее: https://az.sputniknews.ru/incidents/20190221/419513777/smertnaja-kazn-otmena-azerbajdzhan.html

Tags: ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62