|

o Что нам предскажет солярис?

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
  • google

    К столетнему юбилею известного писателя фантаста Станилава Лема

 

  • 17 сентября 2021 года в Доме – музее писателя, сценариста,   Максуда Ибрагимбекова прошел вечер, посвященный столетнему юбилею  одного из величайших мировых фантастов  Станислава Лема. Организатором мероприятия был NG Creators Club, директором  которого является Натиг Алиев. Гостей радушно принимала вдова Максуда Ибрагимбекова  Анна Ибрагимбекова. Начала она знакомство с участниками мероприятия с экскурсии по музею Максуда Ибрагимбекова., где сохранилось все, что сопровождало писателя при его жизни.
    • Организаторами сразу был дан настрой на то восприятие роли и смысла творчества великого поляка, которое нам наиболее верно показывает, что он хотел донести до нас. до людей всех времен и народов. Куда идет современный мир?  Мы, романтичное и наивное поколение мальчиков и девочек конца шестидесятых зачитывали до дыр его книги :               «Солярис», и «Магелланово облако» и «Сказки роботов», и «Глас Господа», «Сумма технологии», и «Философия случая», и «Идеальный вакуум», и «Голем-XIV», и «Больница Преображения», и рассказы о пилоте Пирксе, и многое другое. Сейчас, в прекрасно организованном вечере, даже не ожидали, что можно представить творчество великого поляка столь неожиданными гранями .
  • Очень интересное решение приняли организаторы. Почему в Баку, в принципе восточном городе, так легко и воспринимается творчество польского народа? Вечер начался с видеопрезентации, созданной членом союза фотографов республики Арт-директором Рустамом Гусейновым.
  • — Польские Архитекторы  в городе Баку. Именно польские архитекторы, такие как Гославский. Схибиньский, Плошко, построившие значительную часть зданий в центральной части баку придали городу тот особый колорит. Который не спутаешь ни с чем. Поляки, приезжающие в Баку, удивляются – мы думали, что здесь Восток. А мы словно идем по Варшаве. Может, не прав был старина Киплинг? И Баку – уникальное место на земле, где Восток и Запад сошлись? Ибо довольно многочисленная в прошлом польская община внесла и свой вклад в мозаику неповторимой бакинской культуры, колорита многонационального и многоконфессионального города. Поэтому и Лем, как феномен прежде всего польской культуры, нам ближе и понятней. чем другим. Забегая вперед, скажу, что я в своем выступлении, как представитель польской общины Азербайджана, коснулся прежде всего этой темы.
  • Затем выступила Представитель Академии Наук Гюляр Абдуллаева, Директор Международного польского научного центра,  профессор , знаток польской культуры. Она показала общность судеб казалось бы далеких и друг от друга народов Азербайджанского и польского. Комплиментарность и близость в чем-то даже менталитета. И главное – исторической судьбы. И тот и другой народ. будучи в прошлом частью под властью чужеземцев, сохранили и в неприкосновенности чистый родник неповторимой национальной культуры и традиций.    Отсюда такое понимание творчества великих поляков.  В том числе и Лема.
  • В чем особое своеобразие творчества Лема?  Лем, как сын польского народа, которому присущ свой. особый взгляд на мир, открыл и мире фантастики свою, неповторимую страницу, по стезе которой потом последовали и другие. Фантастику можно условно  разделить на три этапа. Первый – Жюль Верн. Главное чудеса техники, характеры людей персонажей позитивные , смелые покорители дикой природы и не бывалых научных достижений.  Им противостоят отъявленные злодеи. Но постепенно на первое место начинает выходить психологическая сторона. Каким будет человек в тех новых небывалых обстоятельствах? Как он изменится?. Это прежде всего Бредбери. И персонажи далеких веков будущего наделяются нашими чертами с нашими достоинствами и недостатками. И следующий этап – фантастики – глубокое философское осмысление прошлого. настоящего и будущего, футуристические прогнозы. Худшая часть которых увы, сбылась уже сейчас.  Часто персонажи повторяют нас самих, нынешних. Но таких, да не совсем таких в принципе. Касаясь прогресса человеческой природы фантасты были, за редким исключением, более оптимистичны.  Некоторые романы дают нам удивительную информацию к размышлению. Например, Стругацкие – земляне находятся на орбитальной стации. Которая незаметно контролирует жизнь общества, находящегося на стадии европейского средневековья. И невольно задаешься вопросом – а не контролирует ли точно также нас,  какая то неведомая нам сила?  И  события, в  которых мы обвиняем геополитических противников, инспирируются совсем другими силами .  
  • Александр Хакимов, Член Союза Писателей Азербайджана, писатель-фантаст как раз и коснулся в своем выступлении этих важных аспектов. Коснулся он одной из важных тем, вызвавших дискуссию еще в семидесятых.  Писатель читал нам свое эссе, посвященную Лему. И я решил процитировать именно его, чтобы яснее себе представить тему.
  • «В марте 1972 года на экраны советских кинотеатров вышел фильм Андрея Тарковского «Солярис». .
  • Я хорошо помню ту весну, кинотеатр «Дружба», премьеру фильма у нас. Бакинские любители кино и фантастики выстраивались в длинные очереди перед кассами кинотеатра; несмотря на то, что фильм крутили с утра до вечера в обоих больших залах, желающих посмотреть его было хоть отбавляй. Лично я, школьник-шестиклассник, смог купить билет лишь на третий день. Но еще перед началом фильма случилось нечто странное: в динамиках кто-то прокашлялся, и женский голос довольно невнятно произнес: «К сведению зрителей. Фильм кончается тогда, когда Крис Кельвин возвращается на Землю. Повторяю: фильм кончается тогда, когда Крис Кельвин возвращается на Землю».   Я оторопел. Приятно было, конечно, что кто-то заботится о зрителях и разъясняет им, что к чему, но не слишком ли это – уточнять, на чем именно кончается фильм? (Сейчас это назвали бы «спойлером»). Потом я догадался, в чем дело: очень многие зрители уходили с сеанса, не досмотрев кинокартины. Дотерпев «Солярис» до конца, я понял, почему они это делали. Их разочаровал фильм. Откровенно говоря, меня он разочаровал тоже.  Тем горше, что этот фильм мы ждали с нетерпением: незадолго до его премьеры на рекламных стендах (старожилы Баку помнят эти длинные рекламные стенды на улице Торговой) появились фотографии из фильма «Солярис»…
  • Я не хочу тут уделять особое внимание  кинокартине Тарковского; о ней сказано и написано столько – целую книгу можно заполнить. Упомяну лишь, что идея экранизации «Соляриса» возникла у Тарковского в 1968-ом, и советское киноначальство рассматривало «Солярис» как своего рода «наш ответ» нашумевшей «Космической Одиссее: 2001» Кубрика. Трения между режиссером и Станиславом Лемом возникли уже на стадии подготовки сценария — Тарковский изменил сюжетную линию романа, сместил акценты с научной проблематики на нравственную, убрал ряд важных сцен, зато ввел новых героев… короче говоря, создал скорее фантазию на тему оригинального романа, нежели экранизацию. Съемки «Соляриса» начались в марте 1971 года и с перерывами продолжались до декабря.

Фильм вышел на экраны, демонстрировался на международном фестивале, был отмечен рядом престижных премий. Многие считают «Солярис» Тарковского безусловным киношедевром. Наверное, так оно и есть. Но лично мне фильм не понравился тогда и не нравится сейчас. Кстати, Станиславу Лему тоже не понравился фильм. Я его понимаю.

Видите ли, в своем романе Лем выстроил уникальную фантастическую ситуацию. В будущем, в далеком Космосе встретились люди Земли и мыслящий Океан – разумные существа, стоящие на крайних противоположных концах шкалы разумности. Люди, потомки степных обезьян, пришли на планету Солярис, неся в своей памяти всю историю, весь опыт земной цивилизации, а также кое-какие личные постыдные тайны, закапсулированные глубоко в подсознании. А Океан… колоссальная клетка, протоплазма, покрывающая планету, никогда никого не знавший, кроме себя, никогда ни с кем не общавшийся, кроме себя, никогда ни с кем, кроме как сам с собой, не игравший… Люди десятилетиями присматриваются к этой протоплазме, наблюдая, систематизируя, меняя гипотезу за гипотезой… но и Океан присматривается к этим мошкам, которые вьются над ним, щекоча его своей техникой…  И Океан имеет возможность материализовать из себя все то, что содержится в памяти людей, в том числе и то, постыдное, закапсулированное. И тогда каждый из людей на станции «Солярис» получает возможность лицом к лицу встретить то, с чем бы он не хотел встречаться ни за что на свете, и мучается, и сходит с ума… Вот такой вот Контакт между столь непохожими носителями Разума.

Перечитывая роман, раз за разом отмечаю, как тщательно, как любовно, как мастерски описывает Лем разнообразные процессы, происходящие в Океане, а также как он, Океан, выглядит при восходе и закате двух своих разноцветных солнц… У Лема Океан – одно из действующих  лиц; у Тарковского Океан служит всего лишь фоном. В этом как мне кажется, просчет Андрея Тарковского. Он не увидел в Океане действующее лицо. Для режиссера остался непонятым «Солярис» Лема. А для меня остался непонятым «Солярис» Тарковского.

И такие разные концовки у романа и у фильма: в книге Крис Кельвин опускает руку в Океан и ощущает легкое ответное пожатие субстанции… киношный же Кельвин возвращается в дом родной и прижимается к отцу в позе рембрандтовского блудного сына…«

   Этой же темы коснулся в своем выступлении и я, автор этих строк. Ведь что такое океан.? Огромная негуманоидная мыслящая и главное творящая материя. которая, проникая в подсознание землян, создавала образы, давно ими забытые, оживляла тех, кого любили и потеряли. Одному из героев океан возвратил его жену, которую он очень любил. Создавал острова, где в точности повторялись места детства героев романа. Здесь тайна творческого начала Вселенной. Практически проявление высшей силы мира. Проявление Бога. Этого у Тарковского нет .                                                                                                   

Эльнара Кибирлинская представитель Музыкальной Академии исполнила прелюдию Васифа Адигедалова посвященную памяти Станислава Лема.

Доктор философии по искусствоведению Бакинской музыкальной академии имени Узеира Гаджабейли Алена Инякина, выполнявшая также роль ведущей вечера, рассказывала о музыке, сопровождавшей фильмы. созданные по книгам  Станислава Лемма, ибо музыка подчас может  сказать больше, чем многоумные трактаты. Кстати, касаясь вышеизложенного, выступающая «реабилитировала» Тарковского. Рассказав о музыке, сопровождавшей фильм, а особенно там, где был показан Океан, запредельность космической его мудрости и что-то необыкновенно возвышенное и в то же время идущее из самого сердца.

Бартош Мущалович, (Bartosz Мusialowicz), советник по делам культуры посольства Польской республики в Баку, рассказал о значении подобных мероприятий, прокладывающих мосты дружбы и между нашими народами. Он оказался поклонником Лема и говорил о той великой роли, которую сыграл Станислав Лем в польской культуре

И еще, один необычный аспект восприятия творчества великого поляка представила Анна Ибрагимбекова, — фотосессию по мотивам произведений Станислава Лема.

Мы расстались с Станиславом Лемом, но ненадолго. Ибо перед нами любимые книги, которые он нам подарил .

Александр Костин

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply