|

Новая этническая экология

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

В рамках конференции ООН по изменению климата КС15 в отеле «Комфорт Хотел Европа» Colbjornsensgade 5-11, Copenhagen, DK, 1652 состоялся семинар «Этническая идентичность и экология. Влияние глобальных климатических изменений на жизнь коренных народов планеты». Рекомендации семинара были переданы в Климатический консорциум и в Управляющий Совет ЮНЕП ООН. Вашему вниманию предлагается выступление Координатора Движения по защите прав народов Павла Зарифуллина.
Движение по защите прав народов было одним из организаторов семинара.

Добрый день, дорогие друзья!
Я представляю на этом уважаемом Форуме Движение по защите прав народов – Движение евразийцев-народников. Наше Движение базируется на принципах евразийской идеологии.
Евразийцы совсем не чужды экологической тематики. В своё время в российском Движении «Евразия» даже разрабатывалась «Экологическая программа». Её подготовила талантливый автор и востоковед Венера Галимова. К сожалению тенденции по уделению внимания к такой важной дисциплине, как экология не получили дальнейшего развития в евразийской теории. Но сейчас мы будем навёрстывать упущенное.
1. В евразийской экологической программе Венеры Галимовой есть один важный тезис, я его даже процитирую: «евразийцам необходимо добиваться обеспечения условий для реализации прав народов, этносов на экологически безопасную природную и социальную среду». Экологическая чистая среда, экологически чистый кормящий ландшафт (месторазвитие) должны стать неотъемлемым правом народа, правом которое должно быть добавлено и утверждено в череде «прав народов», зафиксированных алжирской конференцией 1976 года.
2. Существует евразийское понимание экологии и субкультуры современных экологов. Для нас евразийцев-народников народная идентичность – прежде всего. Этнос первичен, а экология является его продолжением. Т.е. территория проживания этноса (его «месторазвитие»), экология этноса, безопасная экологическая среда должны быть частью этносферы, имеющею антропологическую, культурную, географическую и соответственно экологическую составляющую.
3. Если мы вернёмся собственно к значению слова «экология» (от греч. οικος — дом, жилище, хозяйство, обиталище, местообитание, родина и λόγος — понятие, учение, наука), то не трудно отметить огромную семантическую общность экологии с евразийским понятием «месторазвития». Согласно П.Н. Савицкому «месторазвитие» – понятие, обнимающим одновременно и социально-историческую среду народа, и занятую народом территорию». Это «широкое общежитие живых существ, взаимно приспособленных друг к другу и к окружающей среде».
В контексте евразийцев-народников под «месторазвитием» понимается культурный регион, представляющий из себя «союз народов», связанных общей исторической судьбой. Этот союз, вписан в конкретные географические рамки и объединён общими структурно-типологическими признаками: сходная культура, способ хозяйствования и даже языковой союз. Примеры таких месторазвитий: Балканы, Северный Кавказ, Средняя Волга, Нижняя Волга, Сибирь, Русский Север, Скандинавия и т.д.
Евразийцы-народники считают, что экологию можно и необходимо воспринимать, как науку и практику защиты месторазвитий, защиты Родины народов.
4. У каждого народа и у каждого этнического союза (месторазвития) должна быть (а по факту – так оно и есть) своя экология, своё собственное представление об экологической безопасности. Для одних народов важнее экология озёр, для других – родных рек, для третьих экология и природные ресурсы морской акватории. Это экологическое этническое мировоззрение должно быть зафиксировано (там, где это ещё не сделано) в народные своды и конституции этнических союзов (месторазвитий). А если – это необходимо, если месторазвитию угрожает экологическая катастрофа, то этнос, или этнический союз имеют право провозгласить «экологический суверенитет» народа над конкретной территорией кормящего ландшафта. Экологический суверенитет – это полновластие Народа над своей кормящей средой перед угрозой её гибели, сулящую гибель и самому этносу.
5. К решению глобальных экологических вопросов, вроде обсуждаемого сегодня «глобального потепления климата» должны быть привлечены помимо глобальных же игроков (Евросоюза, Китая, США, РФ) представители большинства народов планеты, потому что такие вопросы касаются всех. Это и будет реализацией «прав народов» на экологическую безопасность. Образно говоря, должен быть собран такой Этнический Курултай, Ассамблея народов планеты, которым глобальные игроки загадившие природу в планетарном масштабе, должны дать отчёт – какого чёрта всё это происходит?
6. Народы являются сами по себе гарантами сохранения этнической безопасности. Потому что ни одиннарод «живущий на своей земле по своим законам», и устраивающий свою кормящую среду «по образу и подобию своему» (как сказал бы Мирсаит Султан-Галиев), так вот ни один этнос своё «месторазвитие» просто так разрушать не будет. Уничтожение мировой экологической среды – дело рук хищнического отношения к среде мировых глобальных держав и транснациональных корпораций.
7. Этносы являются естественными сторонниками экологии, а транснациональные корпорации, в принципе, её врагами. Большие Пространства (вроде России или Евросоюза) и национальные государства оказываются посредине в этом споре.
Международное экологическое движение, «зелёные» всех видов является таким анархическим «левым», антиглобалистским ответом на безобразия и насилие над окружающей средой со стороны транснациональных корпораций и государств с «космическими» амбициями, а также на эстетические «антиэкологические» пристрастия мировых элит.
Это транснациональный ответ на транснациональный же вызов. В этой транснациональной картине никаких народов, как субъектов мировой борьбы за экологию, за безопасность собственного месторазвития – нет. Транснациональные силы ведут видимую только им игру. Они разбираются и договариваются между собой. Часто говорят, например, о сговоре «Гринпис» и BP, или о том, что некие международные «Зелёные» организации берут деньги на свои акции против конкретных компаний у их конкурентов. Можно верить в этот сговор, а можно и не верить. Не так уж это принципиально. Важно то, что некие транснациональные силы портят экологию, а им противостоит субкультура транснациональных экологов. Это и есть игроки мировой экологии. И в данной парадигме взаимоотношения между ними будут развиваться в жанре весёлой или не очень игры.
8. Но сегодня, фактически на наших глазах поднимается «новая экологическая волна», связанная с пробуждением народов. Это пробуждение происходит по причине кризиса национальных государств. Народы требуют всё больше прав на идентичность, на язык, на недра, а вслед за этим и на экологическую безопасность, на чистую экологию в ареалах их естественного проживания. И мировое экологическое движение должно бы приветствовать эту новую «народническую экологию», должно уходить от транснациональных и либеральных штампов, «идти в народ» (русское политологическое выражение).
9. По-моему мнению в ближайшее время будет формироваться «зелёное народничество» или движение этнических экологов, которые измеряют свои цели и задачи по спасению окружающей среды не по барометрам абстрактных экологических стандартов, а по конкретным нуждам этносов в конкретных кормящих ландшафтах («месторазвитиях»). Это и есть экология в подлинном смысле этого слова!
10. Международное экологическое движение должно послужить делу реализации естественных прав народов на экологическую безопасность, подобно тому, как Байрон погиб за спасение народа Греции, экологи (которые по духу своему космополиты) должны понять и принять живое пробуждение народов к свободе и к экологическому равновесию. Тогда мировое экологическое движение насытится огромной энергией, сокрытой в народной идентичности. Представления «зелёных» о глобальном экологическом счастье станут соответствовать реальным нуждам и чаяньям свободных народов планеты.
11. Такой союз сулит нам реальный переворот в деле борьбы за глобальную экологию. И здесь евразийцы-народники выдвигают принцип «глобальное в локальном». Невозможно бороться с глобальными проблемами, вроде изменения климата, без конкретной реализации «прав народов на экологическую безопасность».
Конечно, экологическое движение неоднородно. Кто-то останется на либеральных, космополитических позициях, рассчитывая по выражению Робина Роув-Уайта отстаивать «сохранение территорий, принадлежащих сообществу людей в целом». Но игнорировать этнический фактор в международной экологии просто невозможно. И первым шагом к сближению экологов и народников было бы учреждение в той же «Гринпис» ,WWF, при Центре охраны дикой природы, и других международных экологических организациях подразделений, занимающихся отстаиванием «прав народов на экологическую безопасность».
12. Есть первые отрадные примеры в этом направлении: в начале 2009 с требованием спасти пермские коренные народы от вымирания обратились к руководству края участники Всероссийской конференции «Зеленое движение России и экологические вызовы». В заявлении приводятся цифры стремительной депопуляции этих этносов. Так, за 13 лет, что прошли между двумя последними переписями, коми-пермяков стало меньше на 16%, буйских удмуртов – на 20%, сылвенских марийцев – на 21%. Сейчас ситуация еще более усугубилась. Если ничего не изменится, то народам останется существовать считанные десятилетия. Впервые на всероссийском уровне зелёные обратили внимание на вымирание народов европейской России.
К сожалению, на этой конференции не обсуждался «русский вопрос». Великороссы-пермяки на территории края тоже исчезают. Их чистая убыль за эти же 13 лет составила около 200 тысяч. Мы знаем о проблемах Пермского края по медийным картинкам вокруг пожара в клубе «Хромая Лошадь». При всей чудовищности трагедии в городе – реальная этническая и экологическая трагедия в крае на порядок чудовищнее.
Совершенно ясно, что реальный этноцид народов в Пермском крае происходит по многим причинам, в том числе и экологическим. И только методами, активно используемыми экологами, этот этноцид остановить невозможно. Необходимо требовать от руководства России и Пермского края реализации естественных «прав народов» Края.
13. Это проблемы есть не только в России. Скажем, уровень жизни в резервации индейцев Лакота — самый низкий в США и один из самых низких в мире, что выражается также в высоком уровне детской смертности (в 5 раз превышает среднеамериканскую, при этом умирает каждый четвёртый младенец), самом большом проценте подростковых самоубийств, массовом алкоголизме. Из-за чудовищных экологических условий в резервации очень высока заболеваемость туберкулёзом, полиомелитом, гипертонией, диабетом. Возле урановых рудников высока заболеваемость раком. Поскольку американским политическим властям было наплевать на такое состояние дел, то часть индейцев просто объявили независимость от США, в надежде хоть как то остановить этноцид. И на их примере мы видим, как экологические проблемы могут перерасти в политические. Но чем объявлять государственный суверенитет, над которым реально смеётся мировое сообщество, который они не могут фактически обеспечить – не лучше ли им было объявить «экологический суверенитет» над своим «месторазвитием»? И начать борьбу за отстаивания своей идентичности с экологических лозунгов. Этим они приобрели бы на порядок больше сторонников.
14. Необходим реальный альянс экологических организаций и гражданского общества, а также организаций, отстаивающих «права народов». Этот альянс назрел давно. Только экологическими методами экологические проблемы не решаются. Также как не решается «национальный вопрос» исключительно работой на «этническом поле», без учёта экологических и иных факторов. Экологи и защитники прав народов должны протянуть друг другу руки. И появление активных организаций этнистов-экологов – дело самого ближайшего будущего!

Спасибо.

Tags: , , , ,

1 Response for “Новая этническая экология”

  1. Рябов Виктор:

    Как писал Лев Николаевич Гумилев: «этнос — феномен биосферы, или системная целостность дискретного типа, работающая на геобиохимической энергии живого вещества, в согласии с принципом второго начала термодинамики, что подтверждается диахронической последовательностью исторических событий». Следовательно сохранение «этноса» как феномена биосферы — это поистине экологическая задача. Но тут, скорее всего, предстоит очень не простая задача и скорее всего дело о «спасении утопающего окажется делом рук самого утопающего», т.к. некие экологи-спасатели тоже либо будут представителями каких-либо этносов, либо они будут вне рамок этноса. Где же они тогда будут, если вне этноса? Ведь в любом случае любой отдельно взятый индивид рода человеческого также является частью биосферы на своем «человеческом» уровне (после смерти тело также является частью биосферы, но это уже не человек, но благодаря биогенной миграции элементы составляющие тело рано или поздно так или иначе воплотятся в жизни других людей).Отдельный человек входит при этом в структуру другого биосферного феномена — этноса, существующего на своем «этническом» уровне (после того как этнос погибает, потомки людей составлявших ушедший » в мир иной» этнос образуют субстрат для возникновения последующего). Тогда некие «внеэтничные» экологи, если они не входят в этнос, то они и не входят в биосферу, а представляют собой то, что стоит за ее рамками и в какой-то мере противостоит ей: проявления смерти, танатоса. Конечно эта схема утрирована, упрощена и в какой-то степени метафорично (ведь не является какой-нибудь космополитичный представитель «Гринпис» живым-трупом, упырем, но вполне может быть «антисистемщиком», что на «этническом» уровне тождественно упырю). Мне думается, что сам этот вопрос, об этнической экологии, ставит во многом задачу пересмотра самого понятия этнос с принятого сейчас социального толкования, на толкование в ключе теории Л.Н. Гумилева. А в конечном итоге к иному подходу в изучении событий прошлого и о месте человека во Вселенной.

Leave a Reply