|

Молла Насреддин обличает пороки

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
 Расцвет подлинной сатиры приходится, как правило, на годы общественного подъема. Настоящий бум сатирической прессы наблюдался в годы первой русской революции, когда в Петербурге и Москве, а затем Тифлисе, Баку, Киеве и других городах Российской империи один за другим стали создаваться сатирические журналы.

По воспоминаниям публициста и писателя-саМолла Насреддин обличает порокитирика Джалила Мамедгулузаде в 1906 году в издающемся в Тифлисе журнале «Кукареку» на титульном листе был изображен русский царь в образе петуха, облаченного в военный мундир. Вспоминая об этом, известный публицист писал, что он был поражен смелостью издателей журнала: «Неужели такое возможно печатать?», — недоумевал Дж.Мамедгулузаде. Оказывается, возможно, потому что настали иные времена, принесенные революцией люмпенов.

Под впечатлением новой дерзкой печати Дж.Мамедгулузаде издал первый национальный сатирический журнал «Молла Насреддин», который увидел свет 7 апреля 1906 года. Как признавался в первом номере издания публицист, «Моллу Насреддина» породило само время, пора перемен и революционных изменений.

Литературный образ Моллы Насреддина — смешливого старичка, рассказывающего анекдоты, сказки и небылицы, был взят из истории мусульманского Востока. Это классический восточный персонаж умудренного жизнью старца и одновременно простачка. Но за внешней примитивностью его рассказов кроется серьезный подтекст, смысл которого был хорошо понятен восточному читателю, испокон веков привыкшему к повествованию намеками. В исследуемый период журнал более всего обличал духовенство, породившее различные пороки общества, религиозный фанатизм, мракобесие. Его читали не только в Тифлисе и Баку, он распространялся во всех мусульманских губерниях России, а также в соседних странах — Персии и Османской империи.

Вокруг «Моллы Насреддина» объединились лучшие представители азербайджанской интеллигенции — поэты и писатели М.А.Сабир, М.С.Ордубади, Назми, А.Гамкюсар, художники А.Азимзаде, О.Шмерлинг, И.Роттер. Его фельетоны, памфлеты, пародии на обычные бытовые темы таили в себе глубокий смысл. Образным языком своих фельетонов и памфлетов «Молла Насреддин» поднимал самые актуальные общественные проблемы, тем самым демонстрируя силу сатирического слова.

Актуальными для Азербайджана проблемами в эти годы были женский вопрос и отношение к национальному языку. Уже в первом номере журнала редактор иронично обращается к читателям с просьбой простить его за то, что он говорит с ними на родном языке, ведь на нем говорят простолюдины. Человек грамотный и интересующийся наукой, конечно же, не будет говорить на своем тюркском языке, но что делать, говорит он, «вспомните, как ваша мать убаюкивала вас, напевая хорошо знакомые колыбельные на тюркском языке».

Другой не менее острый вопрос — освобождение азербайджанской женщины из кабалы невежества и мракобесия — был основной темой печати рассматриваемого периода. К ней обращались все передовые люди эпохи — А.Агаев, Н.Нариманов, О.Ф.Неманзаде, Уз.Гаджибейли и, конечно же, Дж.Мамедгулузаде. Не раз журнал «Молла Насреддин» писал о неравноправии в семье, когда мужчина в порядке вещей воспринимает избиение жены. Это вопиющее явление Дж.Мамедгулузаде не раз описывал и в своих рассказах: «Намотав женину косу на руку, Худаяр бек из угла в угол таскал ее по комнате».

На первый взгляд набожные, нравственно-возвышенные герои Дж.Мамедгулузаде, в действительности далеки от элементарной порядочности, а невежество не позволяет им объективно оценить свои поступки. Более того, они умудряются найти в священном писании оправдания и восхваления своим деяниям, как, например, вышеупомянутый Худаяр бек из повести «Пропажа осла».

По его уверениям, он хотел жениться на Зейнаб — вдове своего друга, чтобы осчастливить ее, это по шариату является благим делом, а в действительности лишь хотел завладеть имуществом, принадлежавшим ей и ее детям. «С того дня, как он задумал провернуть это дельце, он не знает ни минуты покоя. На что он только не шел, какие только фокусы не выкидывал, — пишет Дж.Мамедгулузаде. — Запер ее в темной конуре, не давая ни воды, ни хлеба — ничего, смирится. И правда, смирилась, не вынесла мук, на камень жать — и тот треснет».

Вопросы, поднятые первым национальным сатирическим изданием, находили отражение и в других сатирических журналах на азербайджанском языке, издаваемых после первой русской революции 1905 года, а также оказали огромное влияние на развитие сатирической прессы в Баку на русском языке.

Первым сатирическим изданием на русском языке был журнал «Джигит». Он увидел свет 27 октября 1907 года и сразу же был распространен тиражом в 2000 экземпляров. И первый, и все последующие его номера выходили в традиционном для сатирических журналов этого периода малом формате — на 6-8 страницах. Здесь находили отклик наиболее значимые события внутренней и международной жизни, причем преподносились они читателям зачастую в острой сатирической форме.

На страницах журнала «Джигит» обличались пошлость, мещанство, взяточничество, казнокрадство, порочность бакинской «золотой молодежи». От острого пера сотрудников «Джигита» не мог укрыться ни городской голова, ни бакинские гласные, ни даже члены Государственной думы. Позицию журнала как нельзя лучше иллюстрирует напечатанный на титульном листе праздничного новогоднего номера рисунок, в котором бравый джигит на белом коне, в позе танцующего лезгинку, скачет мимо проклинающих его вслед чиновников — с одной стороны и с ликованием встречающих его читателей — с другой.

Постоянным объектом критики издания был городской голова г.Баку Н.В.Раевский. Немало карикатур и пародий было посвящено его персоне. На одной из карикатур Н.Раевский с метлой в руке сметает из Городской думы всех гласных вне зависимости от их национальности и статуса в обществе. А в это время туда слетаются соловьи из Курска, и надпись под карикатурой гласит: «Городской голова: «Надо освободить клетку и приготовить место для моих соловьев». Ясно, журнал намекает на то, что каждый новый руководитель старается собрать собственную команду из своего окружения. Н.Раевский был родом из Курска и, судя по всему, на первых порах не слишком пользовался авторитетом у местного населения в силу того, что оставались нерешенными некоторые проблемы города.

Одной из злободневных тем была проблема питьевой воды: «Мы, нижеподписавшиеся, уполномоченные от всех бацилл, микробов, кокков, палочек и запятых, заселяющих куринскую воду, объявляем бойкот городскому голове г-ну Раевскому за то, что: во-первых, он, вопреки веяниям времени, противодействует нашему прогрессу и не хочет допустить нас на бакинскую территорию; во-вторых, он лишает всяких удобств тех из нас, которые уже проникли в Баку и находятся под покровительством прогрессивных гласных Думы; в-третьих, он явный черносотенец, так как ставит преграды к развитию революционной пропаганды, конечной нашей цели, в желудках граждан города Баку. Умоляем граждан города Баку поддержать наш бойкот».

Низкий уровень санитарно-гигиенических мероприятий, осуществляемых Городской думой, открывал простор распространению всевозможных заболеваний, в том числе холеры, которая неоднократно вспыхивала в городе и ее окрестностях. Уже в марте журнал бил тревогу по поводу необходимых профилактических мер накануне наступающего лета и жары, благоприятствующих развитию холерной палочки в антисанитарной среде: «Бакинской городской думе. На днях собираюсь к тебе погостить. Останусь все лето. Холера. Милая. Ожидаю с нетерпением. Все готово. Слухи о санитарных мероприятиях пусть тебя не пугают, все это вздор. Улицы по-прежнему не мощены. В городе благовоние».

В статьях, фельетонах, карикатурах издания в сатирической форме дана целая галерея представителей самых различных слоев бакинского общества исследуемого периода.

Вслед за журналом «Джигит» в Баку увидели свет несколько наименований сатирических журналов на русском языке — «Бакинское горе», «Вай-вай», два журнала «Бич», издаваемые разными редакторами, но идентичные по своему формату, а также «Адская почта» и «Бакинские стрелы». За неимением полных подшивок этих журналов трудно сказать, насколько регулярно они издавались и когда полностью остановлен их выпуск. То же самое касается и журнала «Джигит», с перерывами издаваемого вплоть до февраля 1918-го. Хотя по данным Н.Ахундова, последний, 36-й номер журнала «Джигит» вышел 18 декабря 1916 года.

Еще одним сатирическим изданием, выходившим в Баку в исследуемый период, был еженедельный юмористический журнал «Барабан», издаваемый Иса беком Ашурбековым. Потомок известного в Баку рода Ашурбековых, Иса бек занимался благотворительной и просветительской деятельностью, финансировал газету «Иршад», входил в руководство организации «Гуммет», долгие годы являлся членом правления и руководителем просветительского общества «Ниджат». Редактором журнала был ставший впоследствии известным политическим и государственным деятелем Бехбуд Ага Шахтахтинский.

По подсчетам Н.Ахундова, увидело свет всего 46 номеров журнала: шесть — в 1912 году, 40 — в 1913-м. Первый номер издания вышел 18 ноября 1912 года со стихотворным обращением к читателям о целях «Барабана», намеренного сплотить вокруг себя «Всех искавших, духом павших, от тоски и мук уставших…».

Журнал в духе меценатской деятельности своего издателя, возглавлявшего театральную секцию общества «Ниджат», в первом же номере привлекает внимание читателей важной для города и в целом нации теме материальной поддержки состоятельными людьми просвещения, учащейся молодежи, талантливых артистов.

Академик НАНА Иса Габиббейли отмечает, что некоторые рубрики журнала — например, «Почтовый ящик» — были заимствованы из национального журнала «Молла Насреддин», что является свидетельством продолжения и развития традиций сатирической печати, заложенных молланасреддиновцами, подчеркивая, что Б.А.Шахтахтинский также тесно сотрудничал и с русскоязычными изданиями Азербайджана.

Добавим, что Б.А.Шахтахтинский не только сотрудничал с русскоязычной прессой Баку, печатаясь в тех или иных изданиях, но и публиковал в журнале «Барабан» иронические замечания и дружеские насмешки в адрес местной печати, время от времени дающей для этого повод. Как, например, в случае с газетой «Каспiй», напечатавшей вместо слова «австрийской» — «аравийской»: «Сообщение из Вены о выходе в отставку военного министра Ауфенберга и начальника генерального штаба Шемуа «Каспiй» решительно озаглавливает: «В Аравийской армии». То, что не удается дипломатии, блестяще удалось «Каспiю»: Австрию — в Аравию, Германию — в Африку, Францию — в Сахару, и в Европе настанет полный мир. Чего в самом деле церемониться?».

Издания на азербайджанском языке также не оставались вне критики «Барабана», а примеры неправильного употребления русского языка, выбранные журналом «Кель-Нийят», сами напрашивались на осмеяние: «Опасаясь, что некоторые не поймут ядовитой мысли карикатуры, редакция сопровождает ее разъяснительной надписью на русском языке: «К праздногульству мусульманской учащейся молодежи». Можно было бы писать еще так: «К танцопрыгству юмористического редактора».

Резюмируя сказанное, хотелось бы отметить, что в Азербайджане первые сатирические издания появились вследствие первой русской революции 1905-1907 гг. Первым среди них был сатирический журнал на азербайджанском языке «Молла Насреддин», издаваемый Дж.Мамедгулузаде. По признанию самого издателя, его журнал был создан под впечатлением новых сатирических журналов на Кавказе и в целом в России, восхищающих и одновременно пугающих своей смелостью и дерзостью. Первым сатирическим журналом на русском языке был журнал «Джигит», что в переводе на русский язык означает «бравый молодец родом с Кавказа», «лихой наездник у горцев». Таким бравым и лихим старался быть и журнал «Джигит», издаваемый К.Каргановым. Им же издавался и журнал «Бич». В Баку был еще один сатирический журнал под названием «Бич», а также «Бакинское горе», издаваемые В.Парамоновым в 1908-1909 годы. В это же время и чуть позже издавались и сатирические еженедельники «Вай-вай» А.Олендского, известного автора газеты «Каспiй», и «Адская почта» и «Бакинские стрелы» малоизвестного П.Полюсука. Эти журналы были недолговечными.

Среди всех них лишь журнал «Барабан», издаваемый И.Ашурбековым и Б.А.Шахтахтинским, являлся продолжателем идей «Моллы Насреддина». Это выражалось и в поднимаемых изданием темах, и в схожести некоторых рубрик, и в карикатурах, часто созданных известным художником — молланасреддиновцем А.Азимзаде. В этом журнале, в отличие от других сатирических изданий, выходивших в Баку, прослеживался некий национальный стиль, национальный подход в раскрытии той или иной темы.

Несмотря на недолговечность издания, все эти журналы представляют собой огромную научную, художественно-публицистическую и библиографическую ценность, поскольку позволяют лучше узнать, изучить и исследовать эпоху, в которую они издавались.

Лала ГАДЖИЕВА,

доктор философии по филологии
http://luch.az/articles/6065-molla-nasreddin-oblichaet-poroki.html

Tags:

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62