|

Марию слушал великий Узеир Гаджибеков

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

 

 

 

 

Александр Костин, Азербайджан

 

 …. В 2004 НЕ СТАЛО МАРИИ СЕРГЕЕВНЫ Титаренко, заслуженной артистки Азербайджана,

первой исполнительницы партии Гюльчохры в фильме «Аршин мал алан» .

Недавно в Баку побывала  дочь легендарной певицы – сама известная певица и композитор. И встреча с ней как раз послужила толчком к написанию данной статьи. 

Вспомним  притчу из Евангелия  о хозяине, который дал слугам возможность показать, насколько они ценят данное им богатство. В результате тот, кто приумножил его, получил от хозяина еще больше. А у того, кто зарыл сокровище в землю, было отнято все. Спасают мир те, кто Дар Божий без остатка, полностью отдает людям, миру, не всегда думая о земных наградах (ибо совсем не думать о них человек, живущий на земле и облеченный в физическое тело, не может. Расскажем о таком человеке. Это Мария Сергеевна Титаренко, оперная певица, преподаватель, заслуженная артистка Азербайджана, которая 60 лет дарила свой божественный талант азербайджанской земле. Мария Титаренко родилась 27 марта 1918 г. в Севастополе в Крыму. В 3-летнем возрасте осталась сиротой после смерти отца и ухода матери.  В 14 лет Маша окончила семилетку, где изучала язык крымских татар (что потом ей очень помогло в совершенстве освоить азербайджанский язык и исполнять на нем множество оперных партий, ибо крымско-татарский язык очень близок к турецкому и азербайджанскому ). Потом было фабрично-заводское училище, окончив которое,  стала работать на заводе. Здесь впервые проявились ее недюжинная энергия и талант, пока только в сфере техники. – она стала  токарем-стахановкой, норму выполняла на 300 %. И ее рекорд не был никем перекрыт.

Но вскоре ее талант волею Божьей был направлен в предназначенное русло. Работая на заводе, как и во время учёбы в ФЗУ, Мария участвовала в художественной самодеятельности, спела Оксану в опере украинского композитора Гулак-Артемовского «Запорожец за Дунаем». Более того, трижды побеждала в городских конкурсах самодеятельности в Севастополе и во Всекрымской олимпиаде самодеятельности в Симферополе. О талантливой самодеятельной певице писали многие украинские газеты. В одной из них, сохранившейся у Марии Титаренко, датированной 1936 годом, её назвали певицей-самоучкой и токарем-стахановкой. В том же 1936 году Мария вышла замуж за начальника одного из заводских цехов Николая Найду, который вскоре был приглашен на работу на Бакинский судоремонтный завод имени Закфедерации. Так Мария Сергеевна, тогда просто Мария, оказалась в 1937 году в Баку.

В феврале 1938 года, когда учебный год уже давно начался, М. Титаренко была принята без экзаменов в Бакинское музыкальное училище, по окончании которого её приняли на учёбу в консерваторию.

В 1943 году Мария Титаренко стала солисткой бакинского оперного театра, в котором работала вместе с такими мастерами, как Бюль-Бюль, Фатма Мухтарова, Шовкет Мамедова, приехавший из Ленинграда Александр Дроздов, Книжников, Никольский, Ниязи, Афрасияб и Шамси Бадалбейли.

За 25 лет работы на сцене Мария Титаренко спела 36 ведущих партий. Шесть из этих сценических образов, созданных М. Титаренко — образы в операх «Кёроглу», «Азад», «Низами», «Вагиф», «Севиль». В первой киноверсии музыкальной комедии Узеира Гаджибекова «Аршин мал алан» именно голосом Марии Титаренко, исполненной ею совместно Валидой Везировой, (они были озвучены на азербайджанском языке) будет петь юная Гюльчохра (Лейла Бадирбейли), и услышат её вместе с исполнителем главной роли — Рашидом Бейбутовым. В русском варианте экранизации этого произведения роль Гюльчохры озвучена только в исполнении Титаренко. Она также исполняла ведущие партии в операх «Фауст», «Богема», «Иоланта», «Евгений Онегин», «Снегурочка», «Маскарад» и др.

Она пела на азербайджанском языке партию Нигяр (пригодилось знание языка крымских татар) в «Кероглу» рядом с Бюль-Бюлем. 19 лет он был её партнером по сцене. В годы войны опера «Кёроглу» исполнялась и на русском языке. В этих спектаклях партию Кёроглу исполнял певец Александр Дроздов. На всех спектаклях неизменно присутствовал вместе с супругой сам Узеир Гаджибеков.

Работала Титаренко также и в филармонии.

После ухода из театра Титаренко долгие годы преподавала в музучилище, где вела оперный класс. Среди её учеников есть и заслуженные, и народные артисты.

Предлагаю вниманию читателя интервью, взятою мною в конце марта 1998 года у великой певицы.

— Я всю жизнь жила у моря – рассказывала Мария Сергеевна – Жили мы в детстве очень трудно, но в собственном доме. Видимо, не случайно, приехав в 1937 году в Баку, я оказалась на берегу другого моря, Каспия, которое я ни с чем не сравню. Оно очень доброе и ласковое и еще говорят, что в нем представлена вся таблица Менделеева. В Севастополе началась моя трудовая деятельность.

Я закончила ФЗУ и стала работать токарем на судоремонтном заводе. Это профессия мне пригодилась и потом, хотя я знала, что предназначение мое совсем другое.  Начну с того, что пела я вообще то всегда. Мне кажется, что я родилась с пением и пою оттого, что не петь не могу. А начинала я. Как и все в те годы, с художественной самодеятельности. Мы поставили оперу «Запорожец за Дунаем».Режиссером был Заголо (забыла, к сожалению, за давностью лет, как его звали). Кстати, с нашего кружка начинала свой творческий путь Оксана Петрушенко (недавно моя дочь, она известный композитор, купила книгу о  ее жизни и творчестве. Это была большая певица, жаль, что она так рано умерла. Таких имен, в свое время знаменитых, , а ныне, увы, забытых, я накопила в своей памяти за долгую жизнь очень много. Но большинство их относится ко второму и главному периоду моей жизни – Бакинскому. Скажу. Что мне вообще-то повезло. И расскажу дальше, в чем заключается это везение.

Приехав в Баку, я начала работать токарем на заводе Закфедерации,  но уже в феврале 1938 года поступила в музыкальное училище. Так в чем же мне повезло? Видимо Богу было угодно, чтобы меня заметили. Такой пример; Это было в 1942 году, в тяжелое военное время. Я сдавала выпускные экзамены и пела каватину из оперы «Норма».

— Я такой прекрасной певицы никогда не слышал – говорит член приемной комиссии. (А это был никто иной. Как сам великий Бюль -Бюль, кстати, не так давно вернувшийся из Италии) А после окончания училища, когла я уже училась в консерватории, меня услышал, на первом же курсе, сам ректор консерватории, УЗЕИР ГАДЖИБЕКОВ.

— Кто это там поет? Позовите — сказал он. Я подошла. – Вы поете мою девушку из Кероглу?

-Нет

-Если не поете, то выучите. – И выучила. Роль Хананда гыз. Причем на азербайджанском языке.  Но случился казус, оказывается, я выучила не ту роль. Вместо роли Нигяр (ее я тоже выучила). К слову, я пою шесть партий на азербайджанском языке: Нигяр из оперы «Кероглу», Дильбар из оперы «Севиль» (когда я выступала с этой ролью в Москве на гастролях, сам Лемешев отметил мое великолепное  belcanto); партиюСарии из оперы «Азад» Джангира Джангирова, партию Рены из оперы «Низами» Афрасиаба Бадалбейли. Мы даже «Кармен»ставили на азербайджанском языке, где пела знаменитая Фатима Мухтарова партию Кармен (я пела Микаэллу).

-Да, я отвлеклась. Вскоре после тог, как со мной беседовал Узеир Гаджибеков, мне утром позвонила мой педагог – Софья Кононовна Гольская, и говорит: — «Приходи в оперный театр, там тебя ждут».

С тех пор я проработала в театре более четверти века, а в искусстве я до сегодняшнего дня.

Мария Сергеевна, вы, фактически, энциклопедия известных и забытых имен, тех. Кто определил развитие культуры Азербайджана за последние полвека.

-Кто помнит, например, такого певца, Александра Александровича Дроздова, с которым я пела до последних его дней. Это партии Кероглу (на русском языке), Арбенина из оперы «Маскарад» (я пела Нину), Хозе из оперы «Кармен» и… для этого нужно перечислить весь репертуар мировой классики.

Константин Львович Книжников – с ним я пела в «Царской невесте».

Василий Александрович Никольский – опера «Евгений Онегин», где я пела Татьяну, опера «Снегурочка» (Никольский был Морозом, я ,естественно, Снегурочкой).

Легендарный Ниязи, с которым я записывала Аршин –мал-алан.

И конечно, мой постоянный партнер Бюль- Бюль, с которым я пела с 1941 по 1961 годы.

Помню и других – Агабаба Буният-заде, который пел партию Хана в «Кероглу». В 1947 году мы поставили оперу «Богема», где он пел Марселло, а я Мими, ибо этот артист с равным успехом исполнял и европейский, и азербайджанский репертуар. Их уже всех нет…

Но самой трудной моей ролью была партия Надежды Светловой из одноименной оперы. Почему она была трудной для меня? Я ее пела во время войны. Пела 22 раза, при полных аншлагах. Почему? В ней рассказывалось о женщине, которая ждет мужа с фронта. Ключевым моментом были стихи К. Симонова «Жди меня и я вернусь». Я плакала на репетициях, ибо этот сюжет был обо мне – я сама потеряла мужа на войне. Той войне, когда мы все вместе как один мощный кулак, боролись в врагом, защищая нашу общую Родину. Это давно в прошлом. И общая Родина тоже. А тогда мы не думали, что может быть иначе.  Я пела партию Ануш из оперы композитора Тиграняна на азербайджанском языке, партию Маро из оперы Палиашвили на русском языке.

Но насколько известно, ваше служение искусству не ограничивалось оперой. Например, известна ваша филармоническая, организаторская  деятельность.

 

С первых же лет работы мы пели солдатам, отправляющимся на фронт, в госпитали, ездили на гастроли с концертными программами. (ныне бы это назвали продюсерской деятельностью).

— С какими дирижерами вы выступали?

Этот список будет слишком длинным. Назову прежде всего, Ниязи, Ашрафа Гасанова, Афрасиаба Бадалбейли. Это наши земляки. Но не только с ними я выступала. Из Ленинграда приезжал Орлинский, из Москвы –Стасевич и Гинсбург, из Харькова – Гусман, и, главное, я выступала в Кисловодске с оркестром, который обычно никуда не выезжал – Ленинградским симфоническим оркестром под управлением Мравинского.

— А ваша педагогическая работа?

-Я должна делиться своим даром не только со зрителями. Но я стала заниматься педагогической деятельностью не совсем по своей воле. Я проработала в театре 25 лет. М однажды мне говорят: «Возьмите обходной лист и отправляйтесь на почетный отдых и на пенсию в размере 70 рублей в  месяц».  Я восприняла это как обиду. Потом пришла к ректору консерватории и говорю ему: — «я, кажется, нигде не работаю». Он мне отказал, написав резолюцию –»Вакантных мест нет». Тогда узнаю в справочной телефон музыкального училища. Звоню и повторяю ту же фразу: — «Я кажется, нигде не работаю». Попала я на директора и это человек, на которого я до сих пор молюсь. Его зовут Азер Абдуллаев, в настоящее время он профессор консерватории по классу духовых инструментов. Единственное, чему он удивился, откуда я узнала, что в музыкальном училище есть вакантная единица. Так я стала руководителем оперного класса.

Какие известные артисты были вашими учениками?

 

В Москве поет Витя Марченко, получивший звание заслуженного артиста еще в Азербайджане, мой ученик Агакерим Керимов, солист нашей оперы, ведущий бас, ( талантливый преподаватель консерватории,  к сожалению безвременно ушедший из жизни- А. К.). И конечно, хорошо всем известная Лариса Виноградова (также, к прискорбию, недавно ушедшая от нас — А. К.). Ученицей Марии Сергеевны является также ее дочь – Эмилия Титаренко, блестящая певица , солистка Государственной Санкт-Петербургской Капеллы.  И сегодня она поддерживает фамильную певческую традицию. Эмилия Титаренко выступает как солистка  с концертами по всей Европе,  всегда с большим успехом. Знаменитый композитор Микис Теодоракис, восхищенный ее неповторимым небесным голосом, в 2010 году пригласил ее на гастроли  в Грецию для исполнения заглавных ролей в своих операх «Медея» и «Антигона».

 

-Вы озвучивали роль Гюльчохры в известном фильме «Аршин мал-алан» с Рашидом Бейбутовым в главной роли и ваш голос слышал весь мир.

— Да, и это было большой неожиданностью для меня. Прихожу домой – в двери записка. Меня приглашают к Ниязи на запись. Работала я вместе с Рашидом Бейбутовым в здании, которое ныне носит его имя. Я никогда еще не слышал в то время свой голос в записи, это не сегодняшние дни, когда нормальным является петь под фонограмму. Я была поражена звучанием собственного голоса. Пела я на азербайджанском языке. Кстати, информация, что именно я озвучивала главную героиню, в течение 40 лет скрывалась. И актриса, игравшая главную роль, выдавала мое пение за свое.

-Вы поете сейчас?

Не было случая, чтобы я кому-то отказала. Я член общества «Немеркнущие звезды» при Фонде культуры. Он является одной из тех организаций, которые в наше время, не менее, а может быть даже более трудное, чем военное, не дают угаснуть искусству. Недавно я пела на мероприятии, посвященном памяти Хагигят Рзаевой. Я пела  на азербайджанском языке. Хотя я пою и на украинском, ибо я участвую в мероприятиях Украинской общины Азербайджана (помню, еще в молодости, мне сказали, что с такой фамилией нельзя не петь – Украина всегда славилась своей певучестью.

 

И еще. В работе автору помогала феноменальная память Марии Сергеевны, которая прежде помогала ей запоминать множество оперных партий, а потом дала нам возможность совершить экскурс в живую историю искусства нашей республики

 

Leave a Reply