|

«Китаби Деде Коркуд» — духовно-культурный памятник азербайджанского народа

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой гуманитарных наук Бакинской музыкальной академии имени У.Гаджибейли Тарлан  Гулиев осуществил транслитерацию Ватиканской рукописи эпоса на современный азербайджанский язык. В интервью корреспонденту ATAlar.Ru ученый затронул важность исследования эпоса и рассказал о своей работе над произведением.
— Ватиканский экземпляр эпоса «Китаби Деде Коркуд» впервые в Азербайджане был переведен Вами со старинного алфавита на современный и представлен читателям как отдельная книга. По сей день «Китаби Деде Коркуд» несколько раз печатался в Азербайджане. Была ли необходимость отдельно печатать Ватиканский экземпляр?
— «Китаби Деде Коркуд» является духовно-культурным памятником азербайджанского народа. В этом эпосе отразились история, чувства, любовь,  мировоззрение,  одним словом, духовный мир азербайджанского народа. Знакомясь с этим произведением, мы как бы путешествуем в исторический Азербайджан. Также «Китаби Деде Коркуд» является одним из ценных литературных образцов азербайджанского народа. В этом смысле изучать, читать, исследовать, постоянно держать в центре внимания это произведение является нашим долгом. Отметим, что изучая это произведение, каждый раз мы сталкиваемся с новыми фактами, информациями, знаниями. В этом эпосе есть еще много чего, что надо изучить и исследовать.
Известно, что для лучшего изучения, исследования любого произведения в первую очередь надо подготовить его научно-критический текст. Так были подготовлены научно-критические тексты Низами Гянджеви, Физули и др. азербайджанских поэтов, и критики, в основном, вели исследования над этими текстами. Научной среде известны всего два экземпляра эпоса «Деде Коркуд». Изучение одного из двух экземпляров этого известного мировой филологии ценного памятника было одной из недостающих черт азербайджанской филологии, коркудоведения. Так как Ватиканский экземпляр наряду с тем, что помогает изучению многих вопросов эпоса, является важным фактором в изучении его художественных особенностей. После прочтения Ватиканского экземпляра представление читателя об эпосе еще больше углубляется, становится более целостным.
— В каких веках происходят события в эпосе?
— Хотя мы принимаем историю коркудоведения, начиная с 1815 года, в Азербайджане на самом деле история коркудоведения не такая уж древняя. Особенно, если учесть, что в Азербайджане большая часть исследований о «Китаби Деде Коркуд» проводились в советское время, с уверенностью можно говорить, что в результате запрета на изучение исторических событий в эпосе большая часть исследований велась в неверном направлении. Если учесть, что Коркудоведение советского времени было эволюционным периодом Коркудоведения Азербайджана, то в этом периоде исследования были слабы и существовали идеологические запреты, можем сказать, что, по мнению азербайджанских исследователей,  события в эпосе охватывают X-XI века. В дальнейшем, были исследователи, которые в результате новых исследований утверждали, что события происходят в VII-VIII веках. Однако опять же общее мнения сошлось на том, что эти события ограничиваются VII веком. Турецкие исследователи связывают события в эпосе с XIV-XV веками. Интересно, что если в советское время идеологические запреты не позволяли говорить о древней истории Азербайджана при изучении исторических событий в эпосе, то и сейчас, в период независимости исследователи как бы воздерживаются говорить о древности истории азербайджанского народа на основе этого эпоса, ревностно относятся к этому. Словно есть какая-то чужая рука над изучением этого эпоса, которая не позволяет правильно изучать события и историю. Видно, кто-то не заинтересован в изучении подлинной истории азербайджанского народа, не хочет говорить о его древности. Самое удивительное то, что порой сами азербайджанские исследователи, идя на поводу оппонентов, утверждают о недревности событий в эпосе. Однако наши исследования показывают, что события, происходящие в эпосе, охватывают период развития Огузского государства и перехода его в Албанское государство. Потому что в произведении, несколько раз, точнее, два раза используются выражения  «Albanlar başı Qazan», «Alblar başı Qazan» (Глава албанов Казан, глава албов Казан), а это можно понять как «глава албанов» («Albanların başçısı»), «глава албанского государства Казан» («Alban dövlətinin başçısı Qazan»). Эту вероятность усиливает и использование выражения «Albanlar başı» (Глава албанов) как параллель «Древнего Огузского государства». В этом смысле и из истории известно, что на территории Азербайджана было Албанское государство: приблизительно с середины 1-го тысячелетия до нашей эра до середины 1-го тысячелетия нашей эры. Значит, события в эпосе в основном охватывают период с середины 1 тысячелетия до нашей эры. Эти факты подтверждают также образ жизни, мировоззрение героев и другие факторы. Естественно, в эпосе есть моменты, отражающие другие исторические периоды. Все это естественно дополнения тех, кто переписывал эпос. Например, такое, как использование в эпосе выражения Стамбул. Однако основная суть событий, происходящих в эпосе, совпадает с образованием Албанского государства, начиная с середины 1 тысячелетия  до нашей эры. Другими словами,  эпос «Деде Коркуд» полностью отражает в себе период перехода Огузского государства в Албанское государство. В эпосе вопросы государственности нашли свою решение на высшем уровне и показывают, что еще до нашей эры азербайджанский народ на высшем уровне владел институтом государственности.
  • — В какой географии происходят события в эпосе?
— География происходящих событий в эпосе известна. Так по географическим координатам, события в эпосе происходят на исторических и современных территориях Азербайджана, включая нынешнюю территорию Армении, в таких географических координатах, как Дербенд, Гянджа, Барда, Нахичеван, Трабзон, Байбурт, Парасаран, Мардин, Хамид, крепость Татьян, Ахсыка. Эти земли огузских героев,  описанных в эпосе, за которые они воевали, где жили, содержали  большие стада, отправлялись в походы. Огузские герои, описанные в эпосе, огузский народ жил в этой географической зоне. А это древние и современные земли Азербайджана. Верно и то, что огузские герои, хотя и не жили, например, в таких географических координатах, как Трабзон, Парасаран, Байбурт, Мартин, но в любом случае жили на соседних территориях. Так, порой огузские герои, совершавшие поездки в эти географические территории, через несколько дней могли возвращаться на свою родину, в огузские земли. Исследования показывают, что древние азербайджанские земли, где жили огузы – такие как Дербенд, Барда, Гянджа, Дарашам, Элинджа, то есть древние огузские территории в реальности находятся неподалеку от таких географических координат, как Парасаран, Байбурт, Трабзон, Аксакская крепость, Мардин и являются абсолютно реальными координатами. А это, как мы отметили, вечные и древние земли Азербайджана. Однако вопреки всем этим фактам некоторые исследователи хотят связать географию «Деде Коркуда» с Анадолу и Восточной Азией, но, по нашему мнению, нет никаких реальных основания для таких заключений. Нам кажется, что говоря о географических координатах эпоса надо исходить не из легенд, повествований об эпосе, а из текста самого эпоса. В этом смысле Ватиканский экземпляр дополняет Дрезденский экземпляр. То есть в Ватиканском экземпляре нет ни единого координата, связанного с Анадолу и Средней Азией, которого нет в Дрезденском экземпляре.
— Вы утверждаете,  что события в эпосе происходят в основном на территории Нахчивани и современной Армении. Можно ли в эпосе встретить ли какой-то знак, слово или топоним, связанный с Арменией?
— Для начала отметим, что современная Армения, это плод советского периода, просуществовавшего 70 лет. До  того на территории современной Армении не было никакого армянского государства. Если даже у армян, как они сами утверждают, основываясь на труды Геродота и других древних историков, до нашей эры было какое то государство, то оно было не на территории нынешней Армении, к тому же на основании последних исследований, они не имеют никакого родственного отношения к хайцам, живущим на территории нынешней Армении. В этом смысле, как видно из «Китаби Деде Коркуда», армяне исторически не жили на территории современной Армении. Поэтому в эпосе в землях, составляющих внутреннюю огузскую территорию, не встречаются армянские топонимы, антропонимы. Наоборот, в эпосе можно встретить достаточно топонимов, находящихся на территории Грузии, названия грузинского народа и государства. А это показывает, что на основании эпоса, на самом деле, за тысячелетия на древнетюркской территории современной Армении, именуемой огузской землей, не было никаких армян.
— Продолжаются споры по поводу языка эпосов. Некоторые исследователи утверждают, что Дрезденский экземпляр близок к азербайджанскому письменному языку до XVI века, а Ватиканский экземпляр близок к тюркскому языку Восточного Анадолу. Насколько основательны эти утверждения?
— Вначале отметим, что это разделение турецких исследователей, и я, можно сказать, с этим не согласен. То есть письменный язык Азербайджана XVI века и тюркский язык Восточного Анадолу не один и тот же язык. Среди турецких исследователей Мухаммед Фуад Копрулу утверждал, что еще в XIV-XV веках в Восточном Анадолу большая часть поэтов писали на азербайджанском-тюркском языке и большинство из них были азербайджанцами. В этом смысле литературный азербайджанский язык XVI века и тюркский язык Восточного Анадолу примерно один и тот же. Как утверждали академик Кононов и другие ученые, примерно с XVI века начинается дифференциация. Но совсем другое дело то, что турецкие исследователи утверждают, что западный тюркский язык начался формироваться с XII-XIII веков. Признавая, что тюрки пришли в Анадолу с XI-XII веков, также принимают то, что их язык начался формироваться приблизительно в то же время. Поэтому предполагая, что азербайджанские тюрки вместе с ними пришли из Средней Азии, не отделяя азербайджанский язык и азербайджанцев от себя, утверждают, что и наш язык и история нашего народа тоже начались формироваться с этих веков. Как мы отмечали, начиная с XVI века, некоторые приметы османских тюрков были добавлены в Ватиканский экземпляр, и поэтому они предполагают, что Ватиканский экземпляр был написан на тюркском языке Восточного Анадолу. Правда, несмотря на то, что мы согласны с некоторыми качествами тюркского языка Анадолу в Ватиканском экземпляре, эти качества носят эпизодический характер, и в целом не характеризуют язык эпоса. Язык эпоса по всем фонетическим, лексическим, морфологическим и синтаксическим качествам полностью является азербайджанским языком. История азербайджанского языка очень древняя. Этот язык настолько древний, что некоторые слова стали архаическими и секретари, переписывающие эпос в XVI  веке или с оригинала, не могли их понять. В то же время ни у кого не вызывает сомнение, что язык эпоса — древнеогузский. Огузский язык эпоса нельзя сравнивать с другими тюркскими языками, входящими в огузскую группу, потому что это именно язык азербайджанских огузов.
— Мы становимся свидетелями различия в чтении некоторых слов в эпосе при  транслитерации со стороны различных авторов. Помогает ли присутствие диакритических знаков в Ватиканском экземпляре его верному чтению?
— На самом деле транслитерация «Китаби Деде Коркуда» очень сложное дело. Особенно отсутствие диакритических знаков (это лингвистические знаки при букве, указывающий на то, что она читается иначе, чем без него. Ставится над буквой, ниже буквы или пересекая ее. К диакритическим знакам прибегают в случае, если букв алфавита не хватает для передачи звуков речи или же для смыслоразличения (Википедия) – прим. ред.) в  Дрезденском экземпляре еще более затруднило это чтение. Присутствие диакритических знаков в Ватиканском экземпляре сыграло важную роль в уточнении ряда слов. Однако в обоих экземплярах эпоса есть слова, которые  независимо от присутствия или отсутствия диакритических знаков из-за архаизации чтения, смысла, семантики трудно понять. Правда, в эпосе есть такие слова. Но их не так уж и много. В общем, язык эпоса понятен для современного азербайджанского читателя. Однако беспокоит другое. Дело в том, что некоторые исследователи, растолковывая и стараясь объяснить непонятные, архаические слова приводят такое содержание и такие параллели с другими тюркскими языками, что вместо объяснения языка «Деде Коркуда» его еще больше усложняют. Это можно сказать и о содержании эпоса, характере некоторых образов,  некоторых ритуалах в эпосе и т.д. Некоторые исследователи выдвигают такие абсурдные заключения, мнения о мифологическом мышлении, ритуалах и отдельных образах «Деде Коркуда»,  порой думаешь, что наука языкознания, фольклороведения это что-то нелепое.
— Что Вы можете сказать о поэтике эпоса? По Вашему, также общему мнению, эпос – памятник, расположенный на вершине азербайджанской литературы. К тому же это очень древний эпос. Как в этой древности отразились поэтика,  литературное искусство? Как Вы оцениваете эпос с литературной точки зрения?
— Древность и совершенство каждого народа измеряется древностью и совершенством его художественного мышления. В этом смысле «Китаби Деде Коркуд» — это исторически очень древнее, повествующее о середине I тысячелетия до нашей эры произведение, в то же время с литературной точки зрения довольно совершенный памятник. В этом памятнике уровень поэтического образа, поэтического слова настолько высок, это указывает на то, что в период создания эпоса азербайджанский народ владел свойством эстетического произношения слова. В то же время это показывает, что азербайджанский народ в период создания эпоса не был на первобытном уровне, как утверждают некоторые историки, а был народом, владеющим всеми культурными атрибутами того времени и имел свойства произношения слова на высоком уровне. Также этот факт показывает, что азербайджанский народ еще в период создания эпоса был народом, который по своему художественному мышлению оставил позади несколько тысячелетий. Как я отметил, эти факты эпос подтверждает всем своим содержанием, образом жизни героев, бытом, также показывает поэтикой. Интересно еще и то, что поэтика эпоса отражает непосредственно период его создания, среду героев, описанных в эпосе, их быт, реалии, жизнь. Здесь нет ничего искусственного, нереального, нет сравнения, которое не отражает реальности того времени. Например, в мышлении народа, занимающегося охотничеством, может возникнуть только такое сравнение: светлый цвет лица девушки и цвета его родинок описаны следующим образом:. «Qar üzərinə qan dammış kimi qızıl yanaqlım»  («С алой, как кровь, накапанной на снег, щекой»).
С поэтической точки зрения стихи эпоса «Деде Коркуд» в коркудоведении всегда были объектами споров. Так один вопрос всегда заставлял исследователей задуматься: Насколько древними являются стихи в эпосе «Деде Коркуд»? Приблизительно, какой век охватывают эти стихи, к какому периоду они относятся? Естественно, если свяжем историю эпоса в лучшем случае к VII-VIII или XI-XII векам, как утверждают некоторые исследователи, тогда история стихов в эпосе не откроет нам свою тайну. Потому как, начиная с X-XI веков поэтическая культура азербайджанского народа, в том числе тюркоязычный стих, например, отрывки стихов из произведения Махмуда Кашкари «Divanü lüğat-it Türk» были настолько высшим примером искусства и на таком уровне совершенства, что в сравнении с этими стихами древность стихов «Деде  Коркуд» не раскрывается. Значит, стихи «Деде Коркуд» с поэтической точки зрения древнее стихов Махмуда Кашкари. В этом смысле можно сказать, что исследования показывают, что стихи «Деде Коркуда» написаны приблизительно в середине I тысячелетия до нашей эры. То есть время создания стихов «Деде Коркуд» совпадает с периодом происходящих событий в эпосе. Эти стихи в целом являются начальным периодом направления основного стихосложения азербайджанского, тюркского стиха к силлабическому стихосложению.

Физза Гейдарова

Tags:

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62