|

Этнополитическая история северо-западной Албании (Часть I)

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (1 votes, average: 0,00 out of 7)
Загрузка...

Сулейманова Севда

 

 

 

 

На протяжении многих веков территория северо-западного Азербайджана была ареной сложных этнополитических процессов. Географическое положение обуславливало исторически сложившуюся роль этой пограничной области, как в составе Кавказской Албании, так и после её распада вплоть до XIX века. В XVIXVIII вв. здесь в соседстве с Шекинским ханством существовали влиятельный в Закавказье военно-политический союз Джар-Тальских (Джаро-Белоканских) обществ и Илисуйское султанство. О предшествующей истории этой области источники дают отрывочные и скудные сведения. Но, сопоставляя информацию разновременных источников, мы обнаруживаем преемственность, что позволяет воспроизвести панораму местности в виде исторического экскурса.

 

В Джарской летописи XVIII в. описывается нападение грузин с силами Области на Джар в 1696, 1708гг., после чего джарцы вместе с прибывшими к ним дагестанцами захватывают Кахетию, села Бидигара, Сабуда, Гаваза и т.д.[i] Вахушти (XVIII в.) описывая эти события, говорит о нападении  Имамкули хана  (Давид III), который собрав  войско всего Кахетии с тушами, пшавами и хевсурами идет на Чари, чтобы   избавить Кахети от набегов чарцев и дагестанцев, но как и в предыдущем походе 1695 года терпит неудачу.[ii] 

У грузинского автора XI в. Леонти Мровели после событий, связанных с нашествием Александра и вывода греческих войск из Мцхеты, царь Грузии  Мирван вместе со всеми кавкасианами идёт на дзурдзуков, которые объединившись с чартальскими кавкасианами захватили Кахети и Базалети, берёт Чартал и врата на известковой клади — Дарбала.[iii]  Кавкасианы в сочинении Мровели выводятся из генеологического древа Таргомоса[iv]— предка кавказских народов. Г.В.Цулая предполагает, что под этнонимом кавкасианы автор подразумевает аборигенов Северного Кавказа. Он приводит мнение Г.А.Меликишвили, что первоначально  Чартал было более широким  понятием и включало в себе всю Кахетию, но уже во времена Л.Мровели (XIв.) в результате ассимиляции местного населения — чартальцев картскими племенами, удельный вес северокавказского элемента здесь был значительно сокращен[v]. Г.Цулая  отмечает, что первую часть данного этнонима – чар принято считать названием одного из племен дагестанской группы; вторая часть – тал на аварском языке значит ущелье.[vi] (Возможно, он имел в виду джарцев или общества Джар-Тала.) Л.Мровели пишет- Кроме чартальских кавкасианов все кавкасианы, которые когда-то перешли на сторону Саурмага (предшествующего грузинского правителя), находились во власти Мирвана.[vii] Учитывая вышесказанное, здесь можно усмотреть информацию об отделении чартальцев от остальных кавкасианов — мтиулов (горцев) Кахетии и об ассимиляции этой остальной Кахетии (за исключением Чартал) картскими (грузинскими) племенами.

 

Сравнив описания сражений двух времен, мы прослеживаем эквивалентность сил и соотношений сторон – Имамкули хана (Давид III) с кахетинцами против джартальцев и Мирвана со всеми кавкасианами против чартальских кавкасианов. В первом случае Имамкули хан представляет власть Сефевидов, во втором – под покровом анахронизма проскальзывают реалии VIII века, чартальцы воюют с арабским наместником Марваном ибн Мухамедом, или, возможно, его ставленником.[viii] До выхода на политическую арену арабов в результате решительных действий императора Ираклия в Малой Азии и Закавказье перевес в персидско-византийских войнах стал клониться в сторону Византии. В 626-628 гг. Ираклий с помощью хазар завоевал Иберию и Албанию. Успешные походы Ираклия сравнивают с блистательными походами Александра Македонского.[ix] Так, видимо, походы Ираклия в Картли и Албанию в грузинских источниках освещаются как походы Александра. В последующих событиях, как известно, страны Закавказья подвергаются арабским нашествиям. В 738г. арабский полководец Марван ибн Мухамед после завоевания Шаки направляется в горный Сарир и по пути воюет с местными племенами. Это, видимо, и нашло отражение в сочинении Л.Мровели, где Марван ибн Мухамед представляется грузинским царем Мирваном.[x] В тексте встречаются Багдад, арабы, хазары, турки, что комментируется как поздняя интерполяция. Последнее (турки) предполагает связь с событиями времени автора, которые преломляются им в двойном зеркале. В хронике Л.Мровели непременно выражены также политические тенденции Грузии XI века.[xi] Архетип Александр в средневековых сводах Александрии отражает идеи мирового господства, вложенные в более поздние образы великих завоевателей, которыми могли быть как император Ираклий, так и Хорезмшах Ала ад-Даула Мухамед, принявший титул Второй Александр и Султан Санджар, или Кызыл Арслан – Султан Вселенной, у дворца которого отбивали пятикратную султанскую наубу Зу-л-Карнейн[xii]. В трактовке же религии Александра у Мроведи, как поклонение Солнцу, Луне, пятерице звезд и Бозу незримому – создателю всего сущего,[xiii] можно усмотреть полумесяц и звезду[xiv] на знаменах сельджукских газиев (борцов за веру). Тем более, что идея незримого Бога далека от эллинского политеизма, но сочетается с синкретизмом тенгрианства и ислама у сельджуков.[xv] Так, к этим двум фрагментам можно добавить и другие параллели — известия грузинских источников о походе Александра на звероподобных бунтурков Саркинети[xvi], об истреблении Глухим (Марван Кру)[xvii]  диких нухпатцев[xviii] или же сообщение Мюнеджим-баши о походе Алп Арслана на людей Куни в сопровождении ширваншаха и принявшего ислам кахетинско-шекинского правителя Ахсартана.[xix] В сочинении Мровели под покровом архетипа завуалирована попытка исламизации Грузии во время сельджукских завоеваний[xx], как и в период правления арабских наместников. Связав отдельные части и вставку[xxi] в сочинении Мровели и сопоставив их со сведениями грузинских и арабских источников о походах Масламы и Марвана, можно определить отношение Мирванидов по Мровели к арабским наместникам Армении, Грузии и Аррана из династии халифов Марванидов: Мухамед ибн Марван; Маслама ибн Абдулмалик ибн Марван; Марван ибн Мухамед ибн Марван —  последний омаййадский халиф Марван II. Все три наместника воевали с хазарами и старались подчинить местные горские племена. В этом сочинении в вставке к тексту говорится- Когда от него отступили леки, призвав на помощь хазар, вышел против них Мириан в Эрети, то есть Мовакане,[xxii] и здесь вступил с ними в бой. Когда же дурдзуки[xxiii] и дидойцы[xxiv] вооружившись,  призвали хазар, вступил с ними в бой  Мириан. Мириан здесь сын царя Персии, которого отец женил на дочери царя Грузии и оставил всесильным правителем городов Армении, Картли, Рана, Мовакана и Эрети, вблизи от северных врагов, чтобы мог он там успешно воевать против кавкасианов. Когда умер отец его — царь Персии и на престол взошёл младший брат, собрав войско, Мириан двинулся в Багдад, дабы воссесть в доме отца своего.[xxv] Последняя информация, видимо, отражает события, связанные с захватом власти Марваном ибн Мухамедом в Дамаске, которые, как видно из описания Давида Багратиони,[xxvi] были известны грузинским летописцам. Интересно, что в эпиграфических памятниках родословная Илисуйского Али Султана возводится к Абу Марвану из Шама.[xxvii] Это в какой-то мере сочетается с известиями  грузинских источников, которые считают правителей Цахуро-Илисуйских султанов, назначаемых беглербеками Шеки, из рода Кахетинского моурава. (В.А. Потто называет его омусульманившимся нахским эриставом.[xxviii]) В хронологических записях Джарского кадия (XVIII в.)  встречается выражение- место моурава – Шеки.[xxix] Возможно, род Илисуйских султанов имел отношение к Тифлисскому эмирату, образование которого связывают с походом Марвана ибн Мухамеда.[xxx] Дагестанские источники, описывая первые походы арабов на страну вражды пишут, что, услышав об этом, все неверные собрались вместе с войсками урусов (авар) у города Джур (Чор). Двигаясь дальше, мусульманское войско разгромило Гумик, Хайдак и приступило к завоеванию Сарира (Ирхан, Авар). После долгого сопротивления владетель трона (Сарир убежал в Туш (вариант:Антль-Ратль)[xxxi].

 

Арабские источники сообщают[xxxii], что в 738 г. Марван ибн Мухамед по пути из Шеки в Сарир  осаждал хорошо защищенную крепость ал-Балал, после ее взятия завоевал Гумик, Хайзан.[xxxiii] Крепость ал-Балал соответствует вратам Дарбала у Л.Мровели и городу Джур (Чор) дагестанских хроник.[xxxiv] Г.Цулая считает, что Дарбал один из многочисленных каменных замков Дурдзуки, о которых писал Балазури.[xxxv]  И.Ф.Минорский садд Либин Балазури и проход Баб Либан-шах у Хордадбеха связывает с местностью Цилбан в Джарах и с упоминаемыми Плинием албанскими племенами – сильвами и лбинами,[xxxvi] которых локализуют в долинах Алазани и Иори (Лубнас)  в области Шаки. Так, можно предположить, что Марван ибн Мухамед в походе 738 г. в Сарир проходил через территорию Джаро-Белокана и Илисуйского султанства и крепость, которую он осаждал, находилась у стены лбинов, которая соответствует Закатальской длинной стене.[xxxvii] Для уточнения этой локализации приведем сообщение Джуаншериани, где упоминается поход Марвана ибн Мухаммеда-… пришел Арчил в Кахети и отдал Кахети всем своим дружинникам и сделал их владетельными феодалами. И осел в Цукети, построил замок (Касри), а в ущелье Лакуасти воздвиг крепость. И застал в Цукети мтаваров, которым Цукети был дарован царем Вахтангом, а тушами, хунзами и всеми язычниками тех мест правил эристав Абухосро, потомок правителей нагорья, назначенный Вахтангом Горгасаром, и не изъявил желания отнять у него Цукети. И построил в междуречье город-крепость Нухпати. Нухпатцы же были язычниками и природы хищной, но Глухой (Марван ибн Мухамед) истребил их многих. И силой крестил их Арчил.[xxxviii] Цукети отождествляют с Цахуром бывшего Закатальского округа, Лаквасти – Лекетским ущельем в Закатальском округе или с Лагодехи (лекская гора) в Грузии на границе с Белоканским районом, а Нухпати — с  Нуха (ныне Шеки).[xxxix] Крепость в междуречье Г.Гейбуллаев идентифицирует с Нухбик в Закатальском районе на границе с Белоканским, между речками Белоканчай и Катехчай, примерно в 75 км. к западу от Шеки. Старое название села — Нухбик на аварском языке означает развилка дорог, как и нынешнее название — Йолайрыдж на азербайджанском языке.[xl] Не затрагивая вопрос о достоверности отдельных моментов в этой информации, заметим, что деятельность грузинского царя Арчила на территории северо-западной Албании объясняется попытками иверийских властей и духовенства, пользуясь политической обстановкой, распространить свое влияние в Албании. Но происки грузинского духовенства оказались безуспешными,[xli] не без активного противодействия армянского католикосата,[xlii] и  Тифлисского эмирата, мусульманские эмиры которого породнились с горскими правителями, в частности с правителем Сарира.

 

Так, сопоставив эти сведения, можно заключить, что врата Дарбала в Чартали у Мровели, крепость Балал у Куфи, Баб Либан-шах у Хордадбеха, или садд Либин Балазури, идентифицируемые с Закатальской длинной стеной, находились в северо-западной пограничной области Албании – Лбинии (Лпинк), где античные авторы отмечают лбинов и чильбов. Сюда грузинские источники относят Цукети (Цахур), Лаквасти (Лагодехи), Касри (Ках), тушов, хунзов и всех язычников тех мест. Эта пограничная область, как выясняется, также носила название Чартал, которое в результате иберизации области ко времени Мровели (XIв.) стало обозначать более узкую территорию. Хороним Чартал, видимо, сохранился в названии союза обществ Джар-Тала (Цор). Этимология этнонимов Чартал или Джар, как и названия проходов Чор, возможно, восходит к древней переднеазиатской основе (ср.араб. джар (дживар — пограничье, соседство, защита).[xliii] В вавилонских и египетских текстах северные проходы и ограды называются Джару (Чалу, Залу),[xliv] что соответствует названию Дербенда Джора (Чола, Сул). Малоазийский и Кавказский Тавр (араб. таурграница) для древних переднеазиатских государств с древнейших времен исполняли функцию границы с севером.[xlv] Чартал можно идентифицировать с пограничной областью Чор при пахаке стен (пахаке хонов), которая фигурирует у Моисея Каланкатуйского, Елише, Лазаря Парбского при описании событий, происходящих в Албании во время восстания в Армении  (Vв). Этот пахак, который не отождествляется ни Дербентским, ни Дарьяльскими проходами, Тревер связывает с Бармакской крепостью.[xlvi] Артамонов возражает против этой локализации, утверждая, что по указанию Лазаря Парбского пахак стены находился между албанами и хонами, а это явно не соответствует местоположению Бармакской стены.[xlvii] Здесь располагалась ставка персидского марзбана Себухта, где произошла битва между армянскими и персидскими войсками. В этих недоступных местах в лесу, у обрывистых берегов реки Лопнас персам помогали баласаканы и лбины под водительством храброго Вурка, брата царя лбинов, который был убит в бою.[xlviii] В средневековых источниках река Иори называется Лубнас (Лопнас, Лабан).[xlix]  На берегу Иори также происходит сражение между войсками Вахтанга Горгасара и персидского царя Хосро (Пероза) в описании грузинской хроники-…Вахтанг велел бежать к кавкасианам и в Кахети, ибо Кахети была сплошным лесом и неприступной для врагов. Сын его царь Дачи и племянник удалились в Кахети и вступили в долину Лопоти. …Пришел царь Хосро и как вступил в Кахети, разбили лагерь на берегу Иори. А воины вахтанговы стали на равнине вокруг укрепленного города, который именуют Дарпака. И схватились на берегах Иори.[l]

 

Трудно определить позицию Албании и албанского царевича Вахана в этих событиях, в описании которых многое остается недосказанным. Елише отмечает, что марзбан Васак, внеся раздор между армянами и иберами, не дал выступить вперед Албании и проводил полный набор в стране иберов, …войск лбинов и чилбов… и всю крепостную (неприступную) страну гор.[li] Туманна и запутана фантастическими приключениями и позиция Вахтанга Горгасара, который, как известно, просил помощи против кесаря у своего деверя – персидского царя. Обращает на себя внимание сходство историй албанского царя Ваче II и мифологизированного образа Вахтанга Горгасара[lii]. Вахтанг обратил в христианство мать и жену – сестру и дочь персидского царя, после чего воевал на стороне кесаря против персов как и Ваче II – сын дочери Йездигерда II и албанского царя, который обратил в христианство свою мать и жену – сестру и племянницу царя Пероза, после чего объединившись с одиннадцатью царями горных племен, выступил против войск Пероза. Вахтанг был убит в бою, а Ваче II, попросив отцовский удел, ушел в отшельники[liii]. Создается  впечатление, что хронист смещает факты трех сражений: сражения между армянскими и персидскими войсками на берегу реки Лопнас (Иори) в ставке персидского марзбана Себухта в пограничной области Чор у пахака хонов (450г.); сражения между войсками Пероза и албанского царя Ваче II, который, открыв проход Чор, пропустил через него войско маскутов, хонов (459г.); сражения на берегу Иори у города Дарпак при походе персидско-армянского войска против восставшего гарнизона (?) в Албании[liv] и Вахтанга Горгасара (482г.). Все три сражения происходят в Лбинии, соответствующей пограничной области Чор (Чартал) в северо-западной Албании, где локализуются укрепленный город Дарпак[lv], врата Дарбала, крепость Балал, Садд либин (стена лбинов), Баб либан (проход лбинов), пахак хонов. Следует заметить, что один из важных горных перевалов в с. Джар (Закатальский р-н) называется Хунсвери (перевал хонов) или Цоор кац (Цорский проход). Как видим, в местной среде сохраняются древние топонимы. Следует заметить, что Албанская хроника XVIII века, говоря о набегах джарцев в Грузию и Ширван, именует их племя леков, называемых по древним книгам хонами, которые искони являются природными врагами нашей страны Атрпатакана, армянского народа и нашей веры.[lvi] Эта информация может быть ценна в разрешении проблемы о кавказских хонах (об этом см. ниже).

 

Пограничная область Чор (Цор) идентифицируется с городом-крепостью Цри — большим городом Албании в стране чильбов у Моисея Каланкатуйского.[lvii] С чильбами, как мы уже отмечали, В.Ф. Минорский связывал местность Цилбан в Джарах. Цри, как и главный город страны Лакзан у З.Казвини, идентифицируют с Цахуром.[lviii] Возможно, Цукети, Цахур или Цор (аварское название Джаро-Белоканских обществ), как и Чартал изначально подразумевали более обширную территорию. Интересно, что на аварском Цор означает предгорье, равнина, что идентично значению Аран на азербайджанском языке[lix]. Эта этимология  подтверждается сведениями арабских географов X в., которые указывают, что в Бардаи говорили на языке рани. Одна из рукописей Истахри прилагает к нему слово sahla, которое переводится как легкий.[lx]  Но слово sahla имеет также значение равнина, что и было арабским переводом этнонима Аран.

 

Эпонимы Цукети, Цахур (Захур), название верхней части Джара – Закан Тала (Закаталы) можно соотнести с зекенами (цекан) Армянской географии (VIIв.), которых локализуют в области Шаки.[lxi] Возможна связь зекенов (цекан) с Sykn в парфянской версии надписи сасанидского царя  Шапура I. Следует заметить, что согдийский S’ykn переводят как военный лагерь > дворец, замок (будд.Ś`ykn, христ. Ś`ygn).[lxii] В надписи сасанидского царя Шапура I страны Закавказья перечисляются в следующей последовательности- Атропатена, Армения, Иберия, Махелония, Албания, Баласакан. Махелонии, известной в античной литературе I-II вв. как царство махелонов и гениохов, в парфянской версии соответствует Sykn. С.Т. Еремян  Махелонию связывает с Мачи и Мацис-цхали (Мазым-чай) у Вахушти, что находится выше устья Белокнис-цхали (Белокан-чая).[lxiii] С ними можно связать с.Мичгар, с.Мацех  в Закатальском районе. Вахушти указывает, что в XI в. эриставству Мачи в Эрети отводилась территория ниже р. Мачис-цхали и восточнее Алазани, включая Шакихи и Хунзахи, эриставству Штори – от ущелья р. Штори до Мачис-цхали к (северо-) востоку от Алазани вместе с  Дидоети, иж есть заречье.[lxiv] Дидойцы (самоназвание – цези, цеца) упоминаются еще Птоломеем, Плинием. По Плинию, дидуры и соди обитают за сильвами и лбинами.[lxv]  В связи с локализацией Махелонии в Лбинии следует отметить сведения арабских источников (Масуди, Истахри) о Мукании (Мукан) рядом с Лайзаном. Под 22х./643г. Табари (I, с.2666) говорит о гарантиях, предоставленных Букайром Мукану, принадлежащему к горам ал-Кабх. Исходя из этих сведений, Минорский ставит вопрос отожествления Мукана, граничащего с Кабалой у Масуди, с Моваканом грузинского источника (между Курой и устьем Алазани).[lxvi] У Мровели Мовакан, что охватывает земли к северу от Куры, от устья Малой Алазани (Иори) и до моря», отождествляется с «Эрети».[lxvii] Багратиони повторяя сведения Мровели о владениях Мовакана, пишет, что Мовакан ныне называют Старою Нухою.[lxviii] Так, выясняется, что Махелония античных авторов – это Мукания или Мукан арабских источников и Мовакан грузинских летописей, который идентифицируется с Эрети и Шаки. В письме императору Адриану Арриан пишет, что рядом с чаннами живут махелоны и гениохи.[lxix] Саннов (чаны) можно отождествить с цанарами (санары), которых арабские источники помещают рядом с Шаки, Армянская география — рядом с цеканами. Санары или же саны (чаны), как и тушины, относятся к вайнахам, которые соответствуют дурдзукам грузинских источников.  Грузинские авторы нередко идентифицируют Санарию с Кахетией. Имя санаров сохранилось в топониме Цнори в Кахетии. Известная по источникам мощная борьба санаров против карательных отрядов Халифата свидетельствует о том, какую значительную военную силу они представляли. Со II половины VIII в. в течение столетия санары в союзе с хазарами и горцами Восточного Кавказа оказывали упорное сопротивление арабским войскам, закрыв проходы на Северный Кавказ. Тбилисские эмиры из Омаййадского рода, которые породнились с горскими правителями, в своих сепаратистических акциях по отношению к Аббасидскому Халифату имели поддержку мтиулов и санаров (имеется вариант- мтиулы санары, т.е. горцы санары).[lxx] Балазури помещает санаритов и дуданитов рядом с жителями ал-Лана.[lxxi] Минорский исходя из сведений Худуд ал-алам отмечает, что ц`анар (мужественные горцы), жившие у Кавказского перевала, позже расширили свои владения на восток в Кахетию.[lxxii] Так, рядом с санарами (в Кахетии) античные авторы помещают махелонов и гениохов, Армянская география — цеканов и хенутов.

 

Хенутов, зекенов (цеканов) Армянской географии наряду с сарматскими (сакскими) племенами помещают в области Шаки.[lxxiii] Цеканов мы связали с Sykn, следовательно, Махелонией, что соответствует тому, что С.Т. Еремян, С.Ащурбейли связывают хениохов с хенутами (генук) Армянской географии, албанским округом Хени и гидронимом Ганых – Алазань. С.Т. Еремян отмечает упоминаемый Н.Я. Марром с.Hinug в стране Дидони, и пункт Ганухи около с. Ашагы Чардахлар (Закатальский р-н).[lxxiv] Гениохов античных авторов и хенутов (генук) Армянской географии можно соотнести с северными соседями Джара – современными генухцами, входящими в состав военно-политического союза дидойцев в западном Дагестане.[lxxv] Еще в 19 г. до н.э. Тацит отмечает хениохов в маршруте парфянского царя Вонона, который пытался бежать к армянам, оттуда к албанам и хениохам и к сроднику своему царю скифскому.[lxxvi] Видимо, царевич Аршакид хотел пробираться не Дарьяльским путем, а Лекетской дорогой — через труднопроходимые горные перевалы. Эта дорога упоминается в грузинских источниках в связи с важными событиями в Грузии.[lxxvii] В Летописи Картли говорится, что спасалар Хакана Блучан прошел дорогу Лекетскую и вступил в Кахети; осадил крепость, в которой пребывали Джуаншер и его сестра Шушан. Далее летопись повествует, что Блучан увел их в плен и когда они ступали по дороге Дариалана, Шушан отравила себя и тотчас пала мертвой. [lxxviii]  Г.В. Цулая отмечает, что Лекетский путь не следует путать с Дарьяльским проходом или Дарубандской дорогой, как это делают некоторые исследователи. Ставя вопрос, почему хазары возвращались иным путем, он предполагает, что это было связано с политической ситуацией.[lxxix] Но, возможно, Блучан выбрал более легкую дорогу, чтобы доставить невесту хакана. Так как труднопроходимый Лекетский путь был рассчитан для военных отрядов. В Истории албан описывается путь посольства Исраиля из Албании в страну маскутов через город Лпинк и страну чильбов.[lxxx] К.В. Тревер отмечает трудный путь через Кодорский перевал (Партав – Мингечаур – Кабала – Нуха – Закаталы — Кодорский перевал …).[lxxxi]  Из страны чильбов отправлялся в страну маскутов и Григорис.[lxxxii] Этот же маршрут (только с разницей конечного направления) описывает путешественник Саллам ат-Тарджуман, который по указанию халифа ал-Васика (842-844) отправляется к правителю Армении, живушему в Тифлисе и получает от него письмо к правителю Сарира. Последний  проводит его через свои земли, снабдив сопроводительным письмом к правителю ал-Лана.[lxxxiii] Грузинский источник сообщает, что Тимур через Белоканы вступил в Гундзетию и оттуда вернулся в свою страну.[lxxxiv] Врата Дарбала в Чарталети у Леонти Мровели, или крепость Балал у арабского автора Куфи в пути Марвана ибн Мухамеда в Сарир, Баб Либан-шах, каменные замки Дурдзуки у Хордадбеха и садд Либин Балазури должны были находиться на этом пути. Следовательно, это и есть пахак хонов в пограничной области Чор,  который мы локализовали в Лбинии – Эрети. Пахак хонов представляется ставкой персидского марзбана, на стороне которого воюют лпины и баласаканы в глубокой долине  реки Лубнаса. Баласаканы у Елише, баласаны у Каланкатуйского[lxxxv] следует связать с местностью Белокан на территории северо-западного Азербайджана, а не с Баласаканом на юге страны. Возможно, существовало два Баласакана, как и два Шаки – на юге и на северо-западе Албании.[lxxxvi] Эрети грузинских источников идентично царству Шакки арабских и царству Алвании армянских и византийских источников. В начале X в. грузинские источники говорят о царе эров, или же эретском патрикие Адарнасе. Эретского патрикия Адарнасе отождествляют с царем Шаки Адарнарсе ибн Хамамом у Масуди и царем Алвании Артнерсе армянских источников.[lxxxvii] Грузинские источники  употребляют иногда термин Шаки вместо термина Эрети. Также идентифицируются Рани и Эрети, или же Рани и Алвани, как и арабское Арран (Аран) и Албания. Вардан употребляет термин Эрети в смысле древней Алвании, как это характерно и для грузинских источников.[lxxxviii] Следовало бы заметить, что в грузинских источниках Алванией называлась и земля тушинов[lxxxix]. Видимо, и после распада Албанского государства название Алвания сохранялось за отдельными его частями и в местах шло  возрождение осколочных албанских политических образований.

 

 

 

Источники

 



[i] Джарская летопись (пер. с арабского, введ. и прим. С.Сулеймановой, науч. ред.акад. З.М.Буниятов, на азерб. языке) Б., 1997, с. 21; 85-86)

[ii] Вахушти Багратиони, История царства грузинского, Тб., 1976, с.165-166; 162-163

[iii] Мровели Леонти, Жизнь Картлийских царей (перевод, предисловие и комментарии Г.В.Цулая), М.1979, с.30-31

[iv] В грузинской традиции у армян и картлийцев, ранов и моваканов, эров и леков, мегрелов и кавкасианов был единый отец по имени Таргамос. Среди сынов его отличились восемь братьев: Гаос, Картлос, Бардос, Мовакан, Лек, Эрос, Кавкас, Эгрос. (Мровели, с.21; Давид Багратиони, История Грузии, Тб., 1971, с.30-31). В армянском родословии в отличие от грузинской Аран — наместником страны северо-восточной, соответствующий прародителю ранов Бардосу по Мровели, происходит из рода Хайка, сына Торгома (История Армении Моисея Хоренского, М.,1893,с.6-9; 58)

[v] Г.А. Меликишвили, К истории древней Грузии, Тб., 1959, с.295

[vi] Мровели, с.65

[vii] Там же с. 30-31

[viii]  Этот Мирван или Мириан в сочинении Мровели отождествляется также с сыном Шапура II Михраном, женившимся на дочери царя Картли Аспагура (нач. IVв.).

[ix] Васильев М.А. Лекции по истории Византии, 1917, т.1, с.184-185; Ф.Мамедова, Политическая история и историческая география Кавказской Албании, М.-Л., Б., 1986, с.201-202

[x] Подобные смешения не редки в грузинских источниках. В Хронике Ксанских эриставов говорится о размещении первым царем Грузии Иствиниане в ущелье Исроли в Накапуани  Ростома – Голиафа, Бибилу и детей его. Этого Иствиниане Ф.Д. Жорданиа отождестляет с византийским императором Юстинианом. (С.С. Какабадзе, Хроника Ксанских эриставов начала XV в., Письменные памятники Востока,1968, М., 1970, с. 107-111, 121-122) Здесь следовало бы заметить сходство между этнонимом Бибилу и старым названием Джара у Вахушти – Пипинети, как и между Исроли и аварским названием Джара – Цор, или же – Накапуани и Нухпати (о Нухпати см. ниже)

[xi] В Карельском р-не был обнаружен крест со следующей надписью: «Я, Леонти Мровели, выстроил грот для прибежища образов богов и детей Руисского храма в пору разорения [Грузии] султаном Алп Арсланом.» (Мровели, с.9; Гаприндашвили Г. Строительные надписи Леонти Мровели в1066 г. из пещер Трехви — Вестник Отдела общ. Наук АН Груз. ССР, 1961, N1;)

[xii] об этом см. С.А.Сулейманова, Анахронизмы в местных источниках, Материалы конференции, посвященной памяти акад. З.М.Буниятова: Актуальные проблемы Востока (история и современность), Б., 2001, с.63

[xiii] Мровели, с.с.28

[xiv] Этот древний символ, зафиксированный в раннем Исламе и восходящий к образу вавилонского бога Вааля – бычка со звездой между рогами, был, видимо, знаком высшей власти у восточных  владык (Лахмидского правителя Мунзира, вавилонского Навуходоносора) и также присутствовал в инсигниях Александра  Македонского – Двурогого, в Османском гербе и даже в образе шиитского святого Али.

[xv] об отождествлении тенгрианского монотеизма и единобожия ислама огузскими династами см.: Ш.Мустафаев, Взаимодействие религиозных традиций Центральной Азии, Анатолии и Азербайджана, Центральная Азия и культура мира, №1-2 (12-13), Бишкек 2002, 253стр., с. 158-159

[xvi] Такайшвили, Источники грузинских летописей, Три хроники, СМОМПК, в.28; Мровели, с. 28

[xvii] Мурван Кру  (Мерван Глухой, т.е. глухой к людским мольбам) – так грузинские источники называют арабского наместника Мервана ибн Мухамеда

[xviii] Такайшвили, Источники грузинских летописей; СМОМПК., вып. 28, Мровели, с.28 

[xix] В.Ф.Минорский, История Ширвана и Дербенда, М., 196, с.60. Остается открытым вопрос относительно «людей Куни» (об этом:Минорский, с.60; 116, С.Ашурбейли 49,118) 

[xx] Жизнеописание царя царей Давида, сведения об Азербайджане и тюрках-сельджуках (перевед, введение и комментарии Ю.М.Насибова), Средневековый Восток, Б., 1990, с.143

[xxi] Вставки, источникам которых были разные письменные источники помимо основного текста свода КЦ и по-своему трактовавшая исторические факты устная традиция, представляют собой нечто вроде комментария к основному тексту летописей и дают дополнительную информацию (Мровели, с.69)

[xxii] В этой вставке эпонимы Эрети и Мовакан иногда перечисляются в отдельности, а иногда отождествляются. По Мровели, Мовакану достались земли к северу от Куры, от устья Малой Алазани (Иори) и до моря, где он воздвиг город Моваканети. (Мровели, с.22,38) По Багратиони, Владение Мовакана начиналось от реки Алазани, где оная впадала в Куру и  простиралась до Гиркана или Каспийского моря. Он построил город, назвав оный от своего имени Мовакан, который ныне называют Старою Нухою. (Д.Багратиони, с.31)

[xxiii] Дурдзуков связывают с вайнахами.У Мровели после заполонения хазарами Дурдзук —  самый знаменитый среди сынов Кавкаса ушел и расположился в горной теснине. (Мровели, с. 25, 55-56)

[xxiv] Народ в западном Дагестане, консолидировавшийся с аварцами. Дидойский язык относится к аварско-андо-цезской группе иберийско-кавказских языков. Бет Даду в сирийских источниках более широкое понятие. Это – нагорный Дагестан в целом., горная страна — Серир арабских авторов. (Н.В.Пигулевская, Сирийские источники по истории народов СССР, М.-Л., 1941, с. 82, 165; Шихсаидов, с. 38-39)

[xxv] Мровели, с. 37-38.  

[xxvi] Давид Багратиони, История Грузии, Тб., 1971, с. 94-95

[xxvii] Мешадиханум Неймат, Корпус эпиграфических памятников Азербайджана, Т.2, №504, 732(а).

[xxviii] В.А.Потто, Кавказская война, т.5, Ст., 1994, с.56. Цахурские (Илисуйские) султаны именуются Геворгалав, что в результате ошибочного чтения арабской графики обычно передается как Курклу или Куркули. Это христианское имя с аварским окончанием, употреблявшимся в личных именах (напр. Бацалав, Турулав, Хаджияв, Мусалав). В мусульманской среде горских народов встречаются имена – Кустанди (Константин), Герги, Шамиль (Шамвыл — Самуил) и т.д. Имя последнего Илисуйского правителя Даниял султана также христианского происхождения. В преданиях которые сохранились в документе XVIII в. об имуществе Цахурских правителей (подлинник передан  в 1934г. А.Н. Генко в Ленинградский архив), и в русской этнографической литературе (И.Линевич, Бывшее Елисуйское султанство, ССКГ, Тф., 1873, в.7, с.1-55), говорится, что примерно 200 лет назад владетелем Цахура был Георгий, а владетелем Каха – его брат Тарагай. В названном документе говорится о передаче Георгием Усмию  большого имения от Чардахлара до Гума и от горы Сары-дага до ущелья Ниди-Кина. В имение Тургая тоже из восточных пределов (ущелье Рутул) переселяется сын Демир Пулата Ниди Бутун. В источнике указывается, что в это время Георгий, его брат Тургай и все семейство были христианами.

[xxix] С.Сулейманова, Хронологические записи из Закатальского археографического материала, НА ИВАН

[xxx] о Тбилисском эмирате. М.Д. Лордкипанидзе, Из истории Тбилисского эмирата – Мимомхилвели, Тб., 1951, с.180 (на грузинском языке); Летопись Картли (перевод, введение и примечания  Г.В. Цулая), с.80, прим. 6

[xxxi] Шихсаидов А.Р. Дагестанская историческая хроника Тарих Дагестан Мухамеда Рафи, Письменные памятники Востока,1972, М., 1977, с.112; Хайдарбек Геничутлинский, Историко-библиографические и исторические очерки, Мх., 1992, с.33, 36

[xxxii] Куфи, Китаб ал-футух, Бейрут, ч. VIII, стр.750; Ахмад Ибн А`сам ал-Куфи, Книга завоеваний (перевод с арабского, введение и комментарии акад. З.М. Буниятова.) Б.,1981, с.53; 

[xxxiii] Хайзан – это Хунзах. В Хайзадже помещали золотой трон владетеля Сарира (Ибн ал-Асир, IV т. С.245)

[xxxiv] Названия Балал, Дарбал можно связать с авар. бал  (верхушка, остриё, хребет) или же бала (дозор, наблюдение)

[xxxv] Мровели., с.66-67, прим. 108

[xxxvi] Минорский., с.28

[xxxvii] Е.А. Пахомов , Закатальская Длинная стена, — ТАзГУ серия ист.,вып.1,1950,с.68-90.

[xxxviii] Дж.Джуаншериани, Жизнь Вахтанга Горгасара, Тб.,1986, с.107; Летопись Картли (перевод, введение и прим. Г.В.Цулая), Тб, 1982, с.40-41

[xxxix] Описание событий, СМОМПК, вып.22; Д.Л. Мусхелишвили, Из исторической географии Восточной Грузии, Тб.1982, с.32

[xl]  Г.А.Гейбуллаев, К этногенезу азнрбайджанцев, Б.,1991, с.164, 194

[xli]  Мусхелишвили, с.32-33                                                           

[xlii] В это смутное для Албании время по наущению Албанского католикоса, доносившего на  Албанскую церковь, исповедующей диофизитство, Арабский Халифат сделал Албанскую церковь монофизитской в противовес диофизитству Византийской империи и подчинил ее монофизитской армянской церкви в705 г. Хотя это был единовременный акт, но предрешил судьбу албанского народа.

[xliii] Л.В.Негря, Общественный строй Северной и Центральной Аравии в V-VII в. М., 1981, с.34, 68, 70-74

[xliv] История Древнего Востока, IIч.,  М.,1988, с.24

[xlv] С.А. Сулейманова, Институт хранителей границ на фоне историко-типологический параллелей (на азерб.языке), Материалы научной конференции: Актуальные вопросы Востока, Б., 1999, с.35

[xlvi] Тревер, с.208-210

[xlvii] М.И. Артамонов, История хазар, Л.,1962, с.119

[xlviii] Тревер, с. 206-210; Каланкатуйский,  кн.II, гл.2; Лазарь Парбский, История Армении, Тф., 1904; Елише, О Вардане и Армянской войне, Тф., 1853 (пер.П.С. Шаншиева), с.77

[xlix] Гейбуллаев, с.152; Еремян С.Т. Раннефеодальные государства Закавказья в III-VII в., Очерки истории СССР, (III-IXвв.), М., 1958, с.304

[l] Джуаншериани, с. 92

[li] Тревер, с.211; Елише, с. 93-94

[lii] Имя  Вахтанга Горгасара в хронике объясняется с изображениями на его шлеме – волка спереди и льва с обратной стороны. (Джуаншериани, с.80) В связи с этим следует отметить аварск. галбац (букв.  лохматый волк) – лев, храбрец, или же архаизм баци тагурволчья шапка, кованая шапка. Образ Вахтанга Горгасара связывают с культом Веретрагны. Неизвестно, есть ли связь между именем Вахтанга Горгасара и  брата царя лбинов храброго Вурка. Возможно, это имеет какое-то отношение к тому, что Моисей Каланкатуйский называет правителя  Цри (Цор -Чор?) незаконорожденным братом албанского царя (V в.).  О городе Цри см. ниже

[liii] Тревер, с.214-215

[liv] Там же, с.218

[lv] У Йакуби отмечается местность Бак, откуда Буга отправился против Тифлисского амира Исхака б.Исмаила (Тарих Йакуби, II ч. Бейрут, 1379/1960, с.489). Дарпак можно соотнести с Дарваком или Бабваком , которые указываются  в числе мусульманских колоний в северных границах Халифата. Названия этих укрепленных городов восходит к арабо-персидским баб, дар — ворота, проход, и вакакин) – охрана, охраняющий

[lvi] Есаи Хасан Джалалян, Краткая история страны Албанской (1702-1720 гг.), Б., 1989,с.22,44

[lvii] Моисей Каганкатваци, История агван, СПб., 1861 (пер. Патканова), с.28, 30, 42, 56

[lviii] Гаджиев М.С. Печать царя Асвагена, Материалы Международной конференции: Этно-культуное наследие Кавказской Албании, Б..2001, с.39-40-      

[lix] Можно предположить, что азерб. аран — равнина, как и чеченский ари (р.п. ариан), арс — равнина, лакский ар (арнил) – равнина, восходит к хорониму Ариана, относящемуся к Парфии. Ариана связывается с Arios (Areis) –  рекой, аналогично Герату и Герируду. /Ричард Фрай, Наследие Ирана, М., 1972, с.80/. К этой же основе можно возвести аварское ор — река, названия Куры, Иори,  Арагви — Джеер ер (черная река), ряд гидронимов Алазанской долины – Ур, Рахквор, Хонзиор, Кудор и т.д. Возможно, хороним Аран или Эрети имеют отношение к Гурианиа ассирийских текстов — между Урарту и Гамир, с той стороны озера (Севана) в горах высоких /Р.Мунчаев, Кавказ и Ближний Восток (из результатов Месопотамской экспедиции РАН), с.85-86, Альманах №1, 2001/

[lx] Минорский, с.29

[lxi] Ф. Мамедова, Политическая история и историческая география Кавказской Албании, М.-Л., Б.,1986, с.96

[lxii] Согдийские документы с горы Муг, вып.II, (чтение, перевод и комментарии В.А.Лившица), М.,1962, с.101

[lxiii] С.Т.Еремян, Страна Махелония надписи Кааба-и-Зандушт, ВДИ, 1967, №4, с.53-54

[lxiv] Вахушти, История, с. 128; КЦ, IV, 561, Мусхелишвили, с.45

[lxv] Плиний, кн.10 (§ 29); Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании, М.-Л., 1959, с.47-48; Мровели, с.64

[lxvi] Минорский, с.191

[lxvii] Мровели, с.22,38; см. ком. 22

[lxviii] Д.Багратиони, с.31

[lxix]  С.Т.Еремян, Страна Махелония…

[lxx] Г.А.Меликишвили, Политическое объединение феодальной Грузии, Тб., 1959, с. 54-56; Летопись Картли, с. с.48-49; 80-82; 85.

[lxxi] А.В.Гадло, Этническая история Северного Кавказа IV-Xвв. Л., 1979, с.162-165; Балазури, Книга завоеваний стран (пер. П.К.Жузе), Б., 1927

[lxxii] Минорский, с. 44-45; 82; 147

[lxxiii] Ф.Мамедова, с.96; С.Ашурбейли, Государство Ширваншахов (VI-XVIвв.), Б.,1983, с.19

[lxxiv] С.А. Ашурбейли, Интерпретация этнотопонимов Азербайджана по Ашхарацуйцу VIIв., Источниковедение и текстология средневекового Ближнегои Среднего Востока, М., 1984, с.48; С.Т. Еремян, с.48-54

[lxxv] Генухцы (генозе, гимнози, генухал, генокас, генокалас, инохели) – народ в западном Дагестане, входят в андо-цезскую подгруппу нахско-дагестанской группы северокавказской семьи языков. (С.Лугуев и М.Ризаханов, Генухцы, Наш Дагестан, 1992, №161, с.33-34)

[lxxvi] К.В. Тревер, Очерки по истории и культуре Кавказской Албании, М.-Л., 1959, с.116; Тацит, Анналы, кн. II гл. 68

[lxxvii] Летопись Картли, с. 79 (прим.3)

[lxxviii] Там же, с.47

[lxxix] Там же, с.79-80 (прим.3)

[lxxx] История агван Моисея Каланкатуйского (пер. с армянского К.Патканова), С.-Пб. 1864, с. 191-192

[lxxxi]  Тревер, с.261; 265

[lxxxii] История агван, с.28-29

[lxxxiii] А.Р. Шихсаидов, Ислам в средневековом Дагестане (VII-XVвв.) Мх., 1969, с.131

[lxxxiv] Джанашвили, Описание событий, СМОМПК, вып. 22

[lxxxv] История агван, с. 87

[lxxxvi] Буниятов З.М. Новые данные о нахождении крепости Шеки. – ДАН АзССР,1959, т.15,N9,869-871

[lxxxvii] Мусхелишвили, с. 36-38; КЦ, I, с.264-266; Ованес Драсханакретци, с.130; Т.Г.Папуашвили, Вопросы истории Эрети, с.309

[lxxxviii] Мусхелишвили, с.36,38,39, 41-42; 85; КЦ, II,44;

[lxxxix] Шавхелишвили А.И. Из истории горцев Восточной Грузии, Тб., 1982, 50-54

Leave a Reply