|

Баку первым в Российской империи ввел карточную систему работы адресного стола

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...

https://azerhistory.com

В 1824 году в Санкт-Петербурге открылась первая в Российской империи справочная служба, где помимо всего прочего можно было дать различные объявления. Впрочем, адресные книги имелись еще раньше – на рубеже XVIII и XIX веков. А первый адресный стол открылся в 1901 году в Царицыне.

В Баку же заговорили о необходимости устройства адресного стола еще в марте 1892 года. Эту тему подняла газета “Каспий”.

27 мая 1893 года газета продолжила этот разговор: “Благодаря учреждению домовых дворников, а вместе с ними и введению домовых книг по новой форме, в которые зарегистровываются все проживающие в доме, является возможность учредить в Баку и адресный стол, в котором чувствуется настоятельная необходимость…

Баку – город из той категории, где большинство жителей подолгу не засиживается; Баку велик; Баку посещается деловыми людьми, все время которых рассчитано. А между тем не только таким приезжим, но даже и коренным жителям почти невозможно отыскать нужное лицо. …было бы весьма желательно организовать в Баку адресный стол.

На организацию этого во всех отношениях полезного учреждения в настоящее время не потребуется больших затрат, т.к. все равно городские жители зарегистровываются полицией из домовых книг… Единственное неудобство, какое можно встретить при устройстве адресного стола в Баку, заключается в безымянности многих улиц…”

Однако несмотря на необходимость создания подобной структуры, адресный стол был открыт лишь в феврале 1909 года. Почему через столько лет? Потому что существовали “адресные столы” при полицейских участках. В 90-х годах их в Баку было четыре. В 1908 году – уже десять.

Содержались адресные столы за счет доходов, получаемых от выдачи адресных справок, а также продажи адресных листков или карточек и домовых книг. В эти книги записывалось не только имя владельца дома, но и имена всех жильцов, время их въезда и выезда.

За ведение книг и адресных листков, содержащих основную информацию, сохраняемую в адресных столах, отвечали дворники. Это создавало немало сложностей, ведь грамотных дворников было мало. Стоимость прописки из-за этого тоже увеличивалась – нужно ведь было найти грамотных людей, чтобы они заполнили все бумаги.

В итоге горожане платили по тем временам немало – 25-30 копеек. Назывались эти деньги – “взяли за прописку”. Любопытно, что в случае, если жилец казался не очень надежным, то требовали сразу и деньги за будущую выписку.

Учет в “адресных столах” при полицейских участках осуществлялся так же, как и в адресном столе Петербурга, – по дуговой листковой системе. Чтобы найти уже имеющийся учетный листок или вставить новый, бралась дуга на необходимую букву и передвигались почти все листы. Они часто приходили в негодность – бумага использовалась очень тонкая. При этом сами дуги занимали очень много места.

Система маркировки тоже была несовершенной: листки подкладывались не в алфавитном порядке, а по первым буквам фамилии. Поэтому при подобном поиске никто не мог гарантировать точность выдаваемой справки.

К 1908 году Баку представлял собой довольно большой город на 220 тысяч жителей, при этом состав жителей часто менялся: бурный рост нефтяной промышленности означал большой как приток, так и отток рабочей силы.

Адресные столы работали буквально на износ: нужно было не только вписывать или выписывать жителей, но и находить тех, кого искали родные или знакомые, а также полиция, судебные исполнители и т.п.

В это время в Баку появляется новый полицеймейстер – Василий Шервуд, к сожалению, незаслуженно забытый потомками, хотя сделавший для Баку немало.

“Отсутствие центрального адресного стола в таком громадном городе давало громадную, совершенно непроизводительную, работу как полицейскому управлению, так и участкам, отрывая чинов полиции от действительного полицейского дела”, – писал он в отчете “Учет населения по карточной системе”.

Поэтому Шервуд сумел убедить бакинского градоначальника генерал-майора Михаила Фольбаума (Соколова-Соколинского) в необходимости обязательного постановления об учете населения Баку и организации центрального адресного стола. Шервуду удалось убедить и Фольбаума, и городского голову Раевского, и деятелей Думы и Управы, чтобы город взял в свои руки адресный стол и посадил участковых работников в участках.

Все доходы от продажи карточек и домовых книг должны были идти в городскую казну. Отдельно было оговорено, что право надзора за действиями на участках будет принадлежать приставам, а за действиями центрального стола – полицеймейстеру.

Потом встал вопрос организации работы центрального адресного стола и его “филиалов” – адресных столов в полицейских участках. При этом постепенно становилось ясно, что дуговая система, которой пользовались везде в Российской империи, себя не оправдала. И в Баку было решено ввести т.н. вертикальную систему учета, т.е. картотеку.

Таким образом Баку оказался первым городом Российской империи, который ввел у себя карточную систему работы адресного стола. Тогда ею не пользовался еще ни один адресный стол в империи.

Шервуд обратился за помощью к конторе “Сименс и Гальске”, которая вела по этой системе все свои торговые операции. Он достал образцы используемых там карточек и каталог. Шервудом был разработан “наиболее практичный в полицейских целях” тип карточки: на ней разместились все сведения о прописываемом лице, однако размер карточки оставаться небольшим – 11 на 9 см. От тонкой бумаги, естественно, отказались и стали использовать прочный трехлистный картон, на котором печатали визитные карточки.

Параллельно секретарь городской управы А.А. Золотарев начал составлять проект введения в Баку адресного стола. Все эти действия освещала газета “Каспий” и 1 октября 1908 года опубликовала разрешение Фольбаума на учреждение при Бакинской городской управе адресного стола. Его начальником вновь был назначен исполняющий делами делопроизводителя канцелярии городского головы Н.С. Каракашев, уже ознакомившийся за границей с работой тамошних адресных столов.

Разместить адресный стол было решено в здании городской Управы, а в каждом из участков посадить для работы по одному паспортисту-подкладчику. Для этого на всех участках был поставлен шкаф объемом в 18-24 ящика – в зависимости от количества населения, в который паспортисты должны были в строго алфавитном порядке укладывать вторые экземпляры из поступающих в участок карточек. Первый экземпляр карточек, поступивших в участок, паспортист обязан был отсылать в центральный адресный стол.

Картона на все карточки не хватило, пришлось выписывать, поэтому к исполнению обязательного постановления Бакинской городской думы приступили 1 февраля 1909 года – вместо 1 января. Каждая карточка стоила 3 копейки – на копейку дороже, чем везде (из-за привозного картона).

Газета “Каспий” от 7 марта 1909 года: “Со дня функционирования адресного стола при городской управе по вчерашнее число поступило от продажи домовых книг и адресных карточек 4622 рубля.”

Любопытно, что в мусульманском городе в центральном адресном бюро из десяти подкладчиков девушек было больше половины.

Очень скоро все поняли, насколько карточная система удобнее дуговой. Если раньше в каждом участке стояло 25-30 дуг, занимая целую комнату, то сейчас все ограничивалось одним шкафом. Ящик был рассчитан на полторы тысячи карточек, в шкаф из 20 ящиков могло войти до 30 тысяч карточек. При необходимости можно было увеличить вместимость шкафов, поставив еще один ряд из 6 ящиков.

Центральный же адресный стол размещался всего в одной маленькой комнате размером в 5,5-6,5 кв. м. Шкафы (дубовые, с английскими замками) стояли по стенам, а посередине комнаты и у окон работали подкладчики.

При работе с карточками сотрудники Бакинского адресного стола столкнулись с неожиданными затруднениями, связанными с именами мусульманского населения. Мусульмане в те времена в большинстве своем не имели фамилий, а носили несколько собственных имен, а также имена отца и деда.

Кроме этого имелись и почетные имена, стоящие в самом начале – Гаджи, Мешади, Кербалай и т.п. После долгих дискуссий была выработана отдельная форма карточек, в которой приватное почетное имя вписывалось в первую графу, а во вторую – настоящее имя, но учет велся по второй графе. Надо сказать, что учет велся очень строго, за соблюдением обязательных правил записи обо всех прибывающих и выбывающих пристально следили, а виновные подвергались штрафу или аресту.

Во второй половине 1910 году был назначен новый исполняющий дела полицеймейстера – штабс-ротмистр (впоследствии подполковник) Владимир Назанский. Он считал, что результативность розыскного дела может быть достигнута лишь при условии перехода адресного стола в ведение полиции. И, как показала дальнейшая практика, оказался прав.

Теперь адресный стол помещался в доме Скобелева на Биржевой улице, дом 17 (впоследствии Азадлыг, сейчас Уз.Гаджибекова), в здании Центрального полицейского управления. Заведующим был назначен канцелярский чиновник канцелярии бакинского градоначальника Ибрагим Уаруар, н.ч. (не имеющий чина) преподаватель арабского языка в Бакинском университете.

В новое Положение об адресном столе Назанский ввел очень прогрессивную статью, которая предусматривала бесплатную прописку, а также бесплатную выдачу адресных карточек как для квартирантов, так и для постояльцев. Это нововведение здорово помогало быстрому установлению перемещения того или иного лица, проживавшего в пределах Бакинского полицмейстерства.

К моменту перевода адресного стола в ведение полиции (21 декабря 1910 года) бывшим заведующим адресным столом Каракашевым был подведен финансовый итог деятельности адресного стола за 1910 год.

Чистый доход за отчетный период составлял 10 тысяч рублей, а за 1909 год – 11 тысяч. С 1 января 1911 года адресный стол Баку официально и окончательно перешел в ведомство полицеймейстера Назанского, который оставался на должности до 1924 года.

О.Буланова

По материалам сайта ourbaku

Как Баку первым в Российской империи ввел карточную систему работы адресного стола

Tags: ,

Leave a Reply


Fatal error: Call to a member function build_links() on null in /var/www/u0485828/data/www/gumilev-center.ru/az.gumilev-center.ru/wp-content/themes/transcript/single.php on line 62