|

Aзербайджанцы — нация высокого состояния души

1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Загрузка...
Художница Ирина Эльдарова в своих работах всегда делится со зрителем красотой окружающего нас мира. В ее картинах можно почувствовать не только талант, но и особую энергетику, которая приковывает взгляд, заставляя внимательно изучать каждую деталь картины. Не знаю, как у других, но лично у меня работы Ирины ханум вызывают разные ассоциации, связанные с каким-то моментом истории, или конкретным человеком.

 
Во время нашей встречи в уютном ресторанчике, мы за короткое время успели побеседовать, как об искусстве, так и о взглядах на жизнь самой художницы.
Как вы считаете, какой должна быть сильная женщина?
— Понятие сильная женщина меня всегда пугало. Я считаю, что должна быть персона, а не разделение на мужчину или женщину. Скажем так, есть сильная личность. А понятие сильная женщина, физически я воспринимаю как что-то вульгарное: накаченные руки или ноги… Женщина, которая рвется в бой по любому поводу — такого не должно быть.
Сильная, сложившаяся личность, в силу каких-либо причин не должна изменять понятиям нравственности, чести, для меня это очень важные понятия.
— Вы можете сказать, что все ваши мечты сбылись?
— Нет (улыбается). Я считаю, что все еще впереди. Человек не должен переставать мечтать, ни одного дня, часа, минуты.
— Что послужило важным толчком в вашей карьере?
— Все произошло достаточно случайно… Я не думала в детстве, что когда-нибудь стану художником, что буду рисовать. Единственное, что я могу сказать, так это то, что я росла достаточно амбициозным ребенком. Чем бы я ни занималась, для меня всегда было важно быть лучшей. Вот это мне нравилось всегда, еще когда я была ребенком с игрушками и куклами во дворе, я стремилась быть лучшей во всем. Я думаю, это заложено в каждом человеке.
И сейчас я не могу спокойно переживать какие-то проигрыши и неудачи. Даже если внешне я спокойна, то внутри у меня идет какой-то шквал вопросов к самой себе. Думаю, человек должен благодарить свою судьбу за проигрыши, ведь тогда ты проводишь очень глубокий анализ. Надо благодарить судьбу за то, что ты споткнулся, упал, полетел в пропасть, так ты поднимаешься, идешь по своему пути, и каждая ступенька, которую преодолеваешь самостоятельно, это вершина для тебя. Это очень важно, потому что придает силы человеку.

— Вы принимали участие во многих выставках, как в Азербайджане, так и за рубежом. Расскажите нашим читателям о проекте, который запомнился вам чем-то особенным.

— На сегодняшний день для меня таким проектом является Fly to Baku. Это был фантастический, сказочный проект! Все выставки в разных странах, где мы демонстрировали свои картины, были уникальны, особенно первая выставка, которая состоялась в Лондоне. Это было потрясающе! Все экспозиции были великолепны, я даже не узнала свои работы там, настолько они были хороши, что я подумала, что это превращение, какой-то удивительный эффект, некая иллюзия. Даже на какое-то мгновение я была расстроена, потому что не поняла, это я или эффект этого волшебного мероприятия. Потом, все-таки поставила себе зачет (улыбается).
— Вы как-то говорили, что ваш супруг сыграл неоценимую роль в вашей жизни…

— Мой муж был невероятно ярким, талантливым, он был гением. Его уже достаточно давно нет рядом со мной, к сожалению, он скончался в 2003 году. Могу сказать, что Муслим, как Пигмалион Галатею, создал меня, он во многом помог мне увидеть себя. Я никогда не забываю об этом, это очень богатое ощущение. Кроме того, я просто его люблю…

— Расскажите подробнее о своей последней персональной выставке — «Братья Нобель и нефть Баку. Премия». Что лично для вас значит этот проект?
— В прошлом году на конкурс, который в Азербайджане проводит компания SOCAR, я предоставила свою работу «Нобели и премия». И так получилось, что через некоторое время я получила предложение от компании ITECA сделать такую выставку – «Нобели, Премия и Азербайджанская нефть». Я, конечно, сразу согласилась, для меня это был фантастический проект. Месяцев три-четыре я готовилась к этой выставке.
Самое главное, что имя Нобелей звучит во всем мире, как некий эталон чистоты в бизнесе. У них все получилось, как у Цезаря — «пришел, увидел, победил». Роберт Нобель, когда был в Азербайджане, искал древесину для выполнения оружейного заказа правительства России и увидел здесь много нефтяных вышек. Нефть была буквально повсюду. Он написал своим братьям письмо с предложением сделать здесь бизнес. Кроме того, азербайджанская нефть — это основа Нобелевской премии, которая присуждается гениям человечества. Я всегда боготворила их, и вообще тех людей, которые много работают на человеческий прогресс.
Вообще, это был совершенно неожиданный формат на нефтегазовой выставке, сделать выставку и художников, причем так, чтобы это не выглядело смешно или нелепо. Для меня это было персональным достижением. Во-первых, я изложила современным языком свою идею, не все, конечно, что я хотела сказать, но, в любом случае, совмещение моего личного отношения к Азербайджану, к нефти. Когда приезжаешь в Баку, сразу при выходе из самолета ощущаешь этот неповторимый аромат нефти, который я просто обожаю.



— У вас, наверное, есть любимый художник, кто-то, кто является для вас идеалом…

— Если честно, их много, они меняются постоянно. На сегодняшний день это Марк Шагал. Очень люблю работы Тофика Джавадова, на данный момент этот азербайджанский художник для меня — номер один. Он делал то, что ему было интересно, его эстетические, нравственные и моральные понятия, его немыслимые линии, созданные силой искусства… Поэтому, я считаю, что это тонкий и деликатнейший человек. Вообще, художник — это персона, избранная Богом! Вот Азербайджан занимает небольшую площадь, но талантов на ней много! Эта нация высокого состояния души!
Сейчас в Азербайджане много талантов — и художников, и музыкантов. Создается ощущение, что это зона, в которой вырастают таланты. Мой супруг всегда говорил: «Азербайджан, это такая страна, где все очень щедро». Куда не посмотришь, нефть, драгоценные металлы и таланты.
— Когда вы рисуете, что вы стремитесь передать своему зрителю?
— Если говорить о том, рисую я цветы или пейзаж, то разницы нет. В любом случае появляется ощущение связи между тобой и холстом, когда ты материализуешь свои мысли, и когда что-то получается, это счастье. Из честолюбивых соображений важно, чтобы люди поняли, что ты хотел передать, но для меня это не принципиально, я никогда не гналась за этим.
— Что для вас настоящее женское счастье?
— Я не отделяю понятие женское счастье от счастья вообще. Конечно, я люблю комфорт, одежду, обувь, краски, кисточки. Я обожаю покупать материал для работы, кисти, краски, холсты и т.д. Для меня, счастье, в масштабном понимании — это здоровье близких.

Читать полностью: http://news.day.az/culture/600991.html

 

Leave a Reply